Kuklačova Kaķu teātra izrāde Klauns un kaķi

НатюрКотики.

Кошек я любила всегда. Сохранилась фотография, на которой мне год и четыре месяца, я совершенно лысая,  во фланелевом платьице с утятами, а подмышкой у меня котёнок. Потом этот котёнок превратился в роскошного кота и жил у наших родственников очень долго, лет до 15.

 

А когда мои бабушка и дедушка получили квартиру в Юрмале, меня отправили жить к ним, потому что я была крайне болезненным ребёнком, и посещать детский сад мне было противопоказано. Это были первые хрущёвки в Юрмале, строили их несколько организаций сразу, в том числе и Балтийский военный флот. А дедушка был военным моряком в отставке, ветераном Великой отечественной, и потому получил там квартиру. Вокруг нашей пятиэтажки теснились домики «частного сектора», и кошек там было превеликое множество. Тут моя любовь к этим славным существам развернулась в полной мере. Вместе с другими детьми мы постоянно находили каких-то котят, устраивали им домики в коробках, таскали им еду и молоко. Потом эти котята куда-то пропадали, подозреваю, что их находили мамы-кошки и утаскивали обратно в лоно кошачьих семей, но тут же появлялись другие, и мы снова делали домики, и прятали за обедом свои исцарапанные ручонки, чтобы не ругались взрослые, и не мазали царапки зелёнкой. Продолжалось это долго, ведь мои родители жили в коммуналке и держать кошек или собак было невозможно.

 

Жизнь сложилась так, что теперь у меня живут Кот и три кошки, я подумываю о том, чтобы…, но тссс…, не буду ничего загадывать, чему суждено случится, то и произойдёт само, а если нет, то всё так и останется, что тоже совсем неплохо.

В моих старых записях есть истории о дачных приключениях не только Кота, и остальных кошек, в том числе и Тины.

 

Когда она освоилась в нашем доме и поняла, что никто не собирается её здесь обижать, а наоборот кормят всяческой вкуснятиной, постоянно гладят, целуют и говорят ласковые слова, то стала вести себя совершенно по-хозяйски не только с нами, но и с собакой. Дэна она не боялась с самого начала, и мы решили, что она появилась на свет в доме, где тоже была собака. Тина спала вместе с Дэном на кухне, нахально развалясь на его месте возле батареи, совершенно игнорируя свою подстилочку, любовно постеленную   на угловом кухонном диване. Бедный пёс смирился с нахальством маленькой узурпаторши, позволяя кошечке спать на большом сложенном одеяле, и только голову мог положить на один угол, а всё длинное тельце располагалось на полу. Для того, чтобы кошка не драла мебель, затачивая свои когти, муж обмотал одну из стоек турника пеньковой верёвкой, и Тина с удовольствием потягивалась там, занимаясь заодно своим кошачьим маникюром.

 

 Маленькая Тина очень любила играть. Побегать за верёвочкой? Пожалуйста! Поиграть с фантиком? Всегда готова!  Она приносила фантики в пасти, как собачка, и  стоя на задних лапках, просила, чтобы ей бросали бумажку снова и снова. Но самой любимой её игрушкой был хвост собаки.  Как только Дэночка начинал вилять хвостиком, а делал он это, как и все собаки часто, маленькая серая нахалка прыгала и ловила хвост лапами. Она не давала ему проходу, нападала из засады или бежала сзади, пару раз довольно чувствительно кусала самый кончик хвоста, Дэн даже взвизгивал от боли! Но он прощал ей всё, ни разу не обидел её, не зарычал, не испугал. Они вместе бежали к дверям, когда муж приходил домой с работы - виляющий  хвостом собачек и пушистая проказница, пытающаяся на бегу поймать и укусить друга за заднюю лапу или за антенну хвостика.

 

    Дэн до сих пор считает её ровней себе, к остальным кошкам он относится как то не так, более снисходительно что ли, особенно к сфинксе, но защищает всех!

Когда Тине было около  семи или восьми месяцев, наступило лето, и мы уехали на дачу. Переноски у нас тогда не было, и мы посадили её в сумку. Бедная кошка, как ей было страшно! До сих пор она не любит ездить в машине. Доехали мы быстро и выпустили кошку на участке. Она впервые оказалась на улице, огромный мир с его незнакомыми  запахами, звуками окружал Тину, а она, совершенно растерявшись, сидела возле дома и вертела головой в разные стороны.

 

     Верный её друг Дэнди стоял рядом с ней, готовый покусать всякого, кто обидит серую подругу и соратницу по играм. Но уже через день Тина азартно носилась по участку, гоняла вокруг дома собаку, а ещё через неделю стала уходить в лес, где нашла для себя очень много интересного.

В день накануне Ивана Купалы принято париться в бане. Есть поверье, что этот день особый, называется «Лютые коренья», и веники для бани составляют из разных веток и цветов, чтобы выпарить из тела все болезни.

 

    В этот день я беру садовые ножницы, зову Дэна, и мы идём в лес резать веники. Лес сразу за воротами, мы с ним идём по тропинке, нам нужно пройти чуть подальше, там, в середине лесочка,  есть канава, вдоль которой растёт всё, что мне нужно собрать. Дэн с удовольствием бежит впереди меня, обнюхивая кустики, читает только ему ведомые послания от лесных обитателей. Вдруг сзади раздаётся знакомое «Мрряяу». Оглядываюсь – а за мной  по тропинке бежит Тина! Она, как обычно, была в лесу, но услышала нас с Дэном, и теперь хочет выяснить, куда же мы направляемся. Я пытаюсь отправить её домой.

- Тинусь, мы далеко пойдём, тебе не нужно с нами! Иди домой!

 

Но «домой» - слово крайне не любимое Тиной, и она продолжает бежать следом. Ладно, думаю, в конце концов нам тут совсем недалеко идти, прогуляемся вместе. Дэн, увидев Тину, возвращается обратно, обнюхивает кошку, и недоумённо смотрит на меня.

- Ну, что теперь поделать? – отвечаю я таксе на его безмолвный вопрос. – Пусть уж идёт, не могу я её прогнать, сам знаешь, какая она у нас, с характером… А ты, будь добр, проследи за ней, пожалуйста.

    Наша увеличившаяся компания сворачивает с тропинки и идёт вдоль канавы. Я всё время разговариваю с кошкой, которая, похоже, никакого страха или дискомфорта не испытывает, и с удовольствием бежит рядом с Дэном. Останавливаемся возле берёзок, я начинаю срезать веточки. Вот и черёмуха рядом, рябинка тоже, ольха чуть подальше. Я складываю нарезанные ветки на приготовленную холстинку, Тина сидит рядом. Вдруг Дэн начинает тихо рычать. Оборачиваюсь и вижу дядечку, идущего в нашу сторону. В руках у него авоська, видимо из магазина, который тут совсем недалеко. Дядечка смотрит на моих зверей в полном недоумении.

 

- Это что же,  Ваша кошка?

- Моя! – улыбаюсь я в ответ.

- Надо же! Это она с вами в лес ходит?

- Ходит.

- Надо же! И собачка тоже Ваша? Они вместе у Вас живут?

- Живут. Очень дружно живут. Бывает, спят вместе.

- Надо же! – Похоже, это любимая присказка моего невольного собеседника.

- Никогда не видел, чтобы кошка в лесу гуляла, да ещё вместе с собакой! – Дядечка продолжает удивляться, когда видит, что я, собрав всё нарезанное, возвращаюсь к тропинке, а Тина с Дэном бегут за мной следом. Долго ещё я слышу удивлённое  бормотание идущего сзади дядечки.

Про себя посмеиваюсь – знал бы мой неожиданный собеседник, что иногда к нашим лесным прогулкам присоединяется Дайви, а дома ждут Кот и сфинкса.

 

В завершение своего сегодняшнего рассказа хочу пригласить вас, друзья, на мою выставку, которая называется Философия осени и проходит в Музее пожарного дела до 26 ноября. Вы увидите не только натюрморты, но всеми любимые Натюркотики, и очаровательного Мышика. Приходите!

Реклама
www.ZOOnet.lv
Популярное
наверх!
Яндекс.Погода
Траст cocktail.lv Настоящий ПР cocktail.lv