АВАнтюрно о любви к вину и медитации с Александром Минаевым

«Александр Минаев полностью оправдывает название своего любимого детища – Noble Wine. Одетый с иголочки, с хорошими манерами и лучезарной улыбкой, он встречает меня у входа в свой винный бутик.»

Что отличает его от других продавцов вина? Страсть и увлеченность. У Александра все по максимуму, он подходит к своему делу основательно, продумывая все до мельчайших деталей. Его маркетинговые ходы всегда привлекают внимание и не оставляют никого равнодушным – например, премьера фильма о шампанском в Splendid Palace. Мы, рижане, благодаря ему первыми в Европе во всех подробностях увидели на экране, как производится этот благородный напиток!

В бутике Noble Wine есть своя винная школа, а на дегустациях гостям дарят диск с музыкой, под которую наслаждаться хорошим вином еще большее удовольствие. Но и это не все! Александр также издает первый и единственный в Латвии журнал о вине – красивый, добротно оформленный, с хорошим, интересным и познавательным контентом. Он первым привез в Латвию Coravin – прибор, без которого уже не представляет себе жизни ни один сомелье, ресторатор или коллекционер вина.

Итак, Александр Минаев – о себе, о вине, о биодинамистах и инвестиционном винном портфеле в нашей увлекательной беседе в ауре лучших виноградников Европы, представленных в его бутике.

Александр, мой первый традиционный уже вопрос: как вы дошли до такой жизни? Бизнесмен открывает вот такое серьезное заведение – винный бутик с лучшей коллекцией вин в городе, называя это своим хобби. Как родилась ваша любовь к вину?

Моя любовь развивалась медленно. В течение последних 17 лет, потихонечку уходя от крепких напитков, я все больше узнавал о вине благодаря поездкам за границу и общению с друзьями. Так сформировались мои начальные представления об этом. Первое посещение производителей в Бордо, знакомство с виноградниками, с виноделами, с тем, как делают вино, 8 лет назад привели меня к мысли, что мне хочется попробовать себя в другом сегменте бизнеса, не только В2В (business to business. – Прим. авт.), и связать это со своей страстью.

Вашими амбициями были свой ресторан или бар?

Да, хотелось сделать такой уютный, вкусный, компактный проектик, который по каким-то причинам здесь еще не реализовали или реализовали, но не так, как ты хочешь, не так, как ты себе это представляешь, и использовать для этого различные идеи, весь опыт, что накопился за жизнь. Во-вторых, увидел нишу, которая слабо заполнена. Большинство вин на рынке – среднего качества от маркетинговых производителей, и слабо представлены интересные, на мой взгляд, винные регионы. 

В смысле – нишу для винного бутика?

Нишу именно для вин от небольших честных семейных производителей и с давними традициями. Именно такими винами мы занимаемся для бутика и для HoReCa.

Какое самое крутое вино представлено на данный момент в бутике?

Если крутизну определять стоимостью, то сегодня у нас одно из дорогих вин в магазине из Puligny-Montrachet (Бургундия). Domaine de Montille – это легендарный производитель именно из этого региона. Слово Montrachet мне кажется довольно запоминающимся. Puligny-Montrachet и Chassagne-Montrachet – это самые известные места, где производится самое великое и самое дорогое белое вино в мире. Стоимость бутылки вина из монопольного сада Le Montrachet начинается с 500 евро за бутылку. Почему так? Это уникальное сочетание расположения виноградника к солнцу, высоты и почвы очень сложной и богатой структуры, которая придает невероятный вкус вину. В ресторанах Риги Le Montrachet не просто встретить.

   

Какие вина у вас берут местные рестораторы?

Мы продаем много Бургундии, потому что Бургундия у нас широко представлена, она наша любимица. Это сложный для понимания и работы регион, цена вин в среднем выше, чем в Италии. И есть ограничения – от некоторых производителей получаем всего 60–100 бутылок в год.

Александр, а помните именно ту марку вина, которая вас зацепила, произвела то самое впечатление и с нее все началось?

Безусловно. Это было Bordeaux Château Gazin. Как часто бывает, это вино запомнилось  благодаря особым эмоциям, которые я испытал при знакомстве с этим домом. Кроме того, так совпало, что виноградники Gazin расположены в Pomerol, по соседству с известным винным домом Pétrus, где делают одно из самых дорогих вин в мире.

У Noble Wine хорошие, нестандартные маркетинговые фишки. Вы сами тоже принимаете участие в создании рекламы и маркетинговых стратегий?

Да, я принимаю активное участие во всем, что связано с нашим развитием, позиционированием и формированием винного портфеля. Наша основная философия – дать возможность всем любителям познакомиться с честными и настоящими винами. Каждое вино, которое у нас на полке, имеет свою историю и прошло через нашу требовательную селекцию.

 

 

Сейчас вино укрепило свои позиции продукта, регулярное и умеренное потребление которого полезно для здоровья.

Каждый раз, когда я встречаю статью, исследование о благоприятном влиянии вина на здоровье, конечно, меня это приятно радует. Это такое внутреннее подтверждение моих личных убеждений и личных оправданий в пользу регулярного потребления вина.

Гиппократ от всех болезней прописывал вино.

История умалчивает, в каких количествах тогда пили вино, как часто, чем заедали и запивали. В те далекие времена вино разбавляли водой, чтобы не пьянеть за долгими трапезами под философские беседы. На основании информации из разных источников и личного опыта у меня сложилось свое представление об оптимальной норме вина в день: три бокала – для мужчин и два – для женщин.

У меня, кстати, есть список того, что содержит вино: витамины А, С, магний, марганец, йод, титан, фосфор, кобальт, калий, рубидий. Если с этими полезными веществами все более или менее понятно, то что насчет сульфитов? Есть мнение, что от них голова болит и они вредны. Что вы скажете по этому поводу?

Сульфиты добавляют, чтобы сохранить вино, в противном случае оно просто превращалось бы в уксус. Добавляют все, но по-разному, кто-то меньше, например. Это большое искусство, когда производители чувствуют вино, чувствуют процесс и, рискуя, сокращают количество сульфитов, при этом вино становится другим, отличается по вкусу. Но говорить, что это вредно, нет смысла. Это микродоза серы. Мы ту же серу в гораздо больших количествах потребляем с финиками или орехами.

А хорошее и плохое вино – тут тоже куча мифов. Как специалист объясните, как отличить одно от другого.

Для меня хорошее вино – это то, в котором нет ничего лишнего: ни в аромате, ни во вкусе. Оно очень четко сбалансировано.

А что может быть лишним?

Где-то может быть кислота излишняя, или что-то дубильное вылезает, когда много дубовой бочки, или джемовость, как будто варенье с водой разболтали. А где-то много танинов, которые сильно вяжут.

Чем для вас пахнет хорошее вино?

Мне нравятся ароматы земли, мокрой шерсти, кожи, табака, более мужские ароматы, перемешанные с ароматами малины, вишни, если мы говорим про красное вино. Если про белое, про шампанское, то нравится, когда пахнет хлебушком, цитрусом, сливками, минералами.

А самые странные ассоциации с запахом вина? У меня, например, одно вино пахло улитками.

Самым странным для меня было вино, которое пахло дегтем, асфальтом. Такой вот аромат бывает. В прошлом году мы привезли вино из сорта винограда Schioppettino, которое пахнет так, как будто ты засунул нос в хьюмидор с сигарами. Такой уникальный аромат создают именно терруар и мастерство винодела – определенный сорт винограда именно в этом месте, на этой земле так себя показывает. Bressan – название производителя этого вина, которое поразило мое воображение!

Как у вас возникла мысль привезти кино о шампанском? Вы собрали полный зал, был аншлаг.

Это получилось благодаря Айгарсу Нордсу. Он рассказал нам, что в Америке вышел в прокат фильм о Шампани, в который попали всего несколько домов, в том числе производитель, с которым мы только начали работать. Мы решили показать этот фильм всем, кто неравнодушен к шампанскому. Так получилось, что это оказалось премьерой фильма в Европе.

Говоря о шампанском, какое вот самое-самое крутое, как Le Montrachet?

Champagne Krug и Salon, например, 1999 года. Ну это такое, когда есть на что и возможно, чтобы кинуть понт. Это великие шампанские дома, но мы идем другой дорогой.

Какой?

Можно найти шампанское, хорошее по качеству, и за те же деньги купить 4–5 бутылок. Вот беспроигрышный вариант – Diebolt-Vallois, но название сложно запомнить. Jacquesson, например, недорогое и запоминающееся. Кстати, именно о шампанском Diebolt-Vallois был фильм, премьера которого прошла в Риге, и мы представляем это шампанское в Латвии.

Я так понимаю, что вы лично знакомы с производителями тех вин, которые продаете, и поддерживаете с ними хорошие, дружеские отношения.

Да, до того как открыть двери бутика, мы два года искали, ездили и отбирали целевых производителей, связывались с ними, договаривались, посетили более 100 виноделен. Так и складывается винный портфель.

Это по аналогии, как есть портфель с акциями, а у вас винный портфель?

Я это так для себя определил. Когда начинал, пытался как-то риски оценить, подумал, что это по-любому жидкие активы. И это уникальные активы, редкие в наше время, стоимость которых по мере хранения еще и увеличивается.

Вино сейчас очень в моде. Как вы думаете, почему?

Да, это тренд. Люди все больше и больше пьют вино, интересуются вином. Почему? Во-первых, все циклично, и, может, через 30 лет люди будут еще больше пить вина, но, возможно, появится и какой-то другой, более популярный напиток. Такое тоже может быть. Сейчас я связываю это с тем, что после Советского Союза мы стали больше путешествовать, мы быстрее развиваемся и узнаем новое, в тренде здоровое питание, спорт и вино как часть этой культуры. У нас в стране появляется все больше энтузиастов, как мы и другие компании. Специалисты Vīna Studija очень много сделали для популяризации вина. Они открыли и запустили востребованный проект, создали правильный винный формат, и туда пошли люди.

А вы не думали открыть похожее заведение?

Мы повторяться не будем, есть мысли на перспективу открыть место, где будет не только магазин. Место, где приятно встретиться, чтобы пообщаться, выпить особого вина и с правильной закуской. 

Александр, я знаю, что вы продаете в том числе и биодинамические вина. В чем их особенность?

Идея биодинамистов в том, что они отказались полностью от какой-либо «химии». И это риск. Почему? Потому что виноград – ягодка вкусная, его любят покушать тля и другие различные насекомые. Также у этого растения свои болезни и грибки. И чтобы не потерять урожай, биодинамистам приходится ухаживать за виноградниками по луне или по каким-то еще циклам, использовать силу природы и все, что дает природа. Есть, например, такая процедура, когда рог животного наполняется навозом и зарывается в землю. Там он должен пролежать определенное время, затем его содержимое разбавляют водой и опрыскивают этим лозу. Так виноделы готовят лекарства для растений.

А как же все научные разработки?

Биодинамистам разрешено использовать сульфиты, только в гораздо меньшем количестве. Философия этого движения в том, что это возможность создавать вино, похожее на то, какое пили 100–200 лет назад, когда еще не было «химии». Меня бы эта идея тоже вдохновляла, это вызов.

У вас уже есть погреб для вина. А мысли о производстве своего вина приходят? Купить маленькое шато во Франции с виноградником, например, и делать там что-то свое, возможно, даже биодинамическое.

Таких мыслей у меня не возникает. Мир вина такой огромный, и на данном этапе мне гораздо интереснее познавать, находить интересных производителей, пробовать вина. И если мы говорим о производстве своего вина, то интересно тогда, когда ты сам вкладываешься в него, ты сам в процессе, сам надеваешь сапоги и идешь работать с лозой. Надо родиться в том регионе, где выращивают виноград, вино должны делать люди, у которых оно в крови.

Я вас вполне представляю в сапогах и с лозой.

Отлично! Но не сейчас, возможно, лет через 20 мы с вами встретимся в Бургундии. Сейчас я себя просто не представляю в этой роли. Если начать этим заниматься, то надо менять жизнь кардинально. Нужно будет все оставить и уехать выращивать виноград и создавать вино.

Вы, как я понимаю, если за что-то беретесь, то делаете все масштабно и профессионально.

С правильной командой. Интересно само участие, само движение к цели, даже не сама цель.

А кем совсем юный Саша с еще кучерявой головой мечтал быть?

Я был не кучерявый, но конопатый – точно. В 17 лет я мечтал стать директором автосервиса где-то к 40 годам. Это было тогда престижно. К тебе ходили бы на поклон, давали бы денежки, чтобы «жигули» отремонтировать без очереди.

Но сейчас вы не жалеете, что не владеете автосервисом?

Нет.

А что помогло вам стать успешным в бизнесе?

То, что было тогда, в 90-х, и сейчас, несравнимо. Это было действительно уникальное время. Мое поколение оказалось в нужное время и в нужном месте с уникальными условиями, когда ты втыкаешь в землю лопату – и из нее вырастает дерево, что бы ты ни делал. Я воспользовался этими возможностями, как смог, и всем доволен. А в целом секрет успеха в том, чтобы все время меняться и, главное, расти профессионально.

Кстати, о росте. Вы ездили в Индию, в Гоа, на программу детокса, делились очень восторженными впечатлениями об этой поездке в «Фейсбуке». Видя вас на мероприятиях и в журналах, имея определенный имидж такой в голове, никогда бы не представила вас сидящим в позе лотоса в ашраме.

Оборотень такой, да? Но вообще-то это не был ашрам. Остановить мыслемешалку с помощью медитации, стать более осознанным через йогу, растянуть себя, в том числе мозг, здоровым питанием очиститься изнутри и спортом укрепить себя физически – вот четыре составляющих для того, чтобы двигаться дальше по жизни уже немножко другим, немного больше видеть, чем видел до этого. Цель поездки была попасть в определенные условия на определенный период времени и через определенные действия и образ проживания подняться на новую ступень.

Вам это удалось?

Что после Индии закрепилось в моей жизни, так это режим дня, то есть подъем в 6–6.30 утра, и изменилось питание. Я практически не ем мяса, в первой половине дня ем фрукты, потом разную траву или овощи. Это пришло и установилось естественно, без какого-то насилия над собой. Ни медитацию, ни йогу я так поймать и удержать пока не смог. Пытался поначалу продолжить занятия в Риге, но быстро съехал, найдя веские аргументы.

Я все-таки немного не понимаю, почему наши люди ездят так далеко для того, чтобы поменяться. А поближе это сделать нельзя?

Понимаете, одно из условий для успешного ретрита – тепло и разнообразие солнечных фруктов, таких как манго, например. Все-таки ретрит – это определенный стресс, который гармоничнее переносится в теплых экзотических странах, где местные жители сами по себе более медитативные, в отличие от европейцев. Возможно, это можно и в Латгалии сделать, но мне никто ничего подобного здесь не предложил.

Вы много где побывали. Что запомнилось больше всего?

Венесуэла. Там очень хорошая рыбалка – флай-фишинг – и очень хороший кайтсерфинг на островах. Архипелаг Лас-Рокас очень классный, в него входят 2000 островов. Тебя забрасывают на маленьком самолетике на островок, где нет даже машин, и ты босиком везде ходишь. Но сама Венесуэла, Каракас так себе, ничего особенного.

Какая самая большая рыба, которую вы словили?

Самая большая пойманная рыба – тихоокеанский голубой марлин, 135 кг, пойманный у берегов Коста-Рики.

И что вы с ней сделали?

Сфотографировался и отпустил обратно.

А начинали вы с простой рыбалки? С советской?

Да, и она по-своему особенная. Рыбалка – это определенная форма медитации, во время нее ты находишься здесь и сейчас и думаешь только о рыбалке. Это особое удовольствие!

А куда бы хотели съездить? Где вы еще не были?

Интересно не просто путешествовать, интересен вызов. В ближайшие три года есть план перейти на яхте через Атлантику с друзьями. Планируем пройти подготовку, найти профессионального шкипера, зафрахтовать яхту и перейти из Европы под парусами через Атлантику в Нью-Йорк.

Желаю вам удачи в реализации ваших смелых и интересных планов!

Реклама
www.ZOOnet.lv
Популярное
наверх!
Яндекс.Погода
Траст cocktail.lv Настоящий ПР cocktail.lv