Kuklačova Kaķu teātra izrāde Klauns un kaķi
Александр Павлов: «Надо стремиться к тому, чтобы Рига стала маленькой столицей моды!»

Александр Павлов: «Надо стремиться к тому, чтобы Рига стала маленькой столицей моды!»

Дизайнер Александр Павлов – представитель элиты латвийской моды, один из самых известных и востребованных мастеров своего дела в Прибалтике. Бренд ALEXANDER PAVLOV он основал в феврале 1996 года, а свою первую работу сшил в 13 лет. Ежегодно модельер создает две коллекции prêt-à-porter. А широкой публике он стал хорошо известен благодаря участию в проекте LTV3 «Новая я», где Александр в буквальном смысле создавал из самых обычных женщин королев красоты.

К представительницам слабого пола дизайнер, понятное дело, относится с особым пиететом. Не случайно даже собака у него – девочка. И прехорошенькая! В рамках нашей беседы Александр рассказал нам, почему остановил свой выбор именно на чихуахуа, и, конечно, дал несколько ценных профессиональных рекомендаций рижским модницам и дамам, которые стремятся таковыми стать.

На каблуках!

– Александр, а как вы относитесь к мнению о том, что мода существует для тех, кто не имеет собственного вкуса и чувства стиля?

– Не соглашусь. Возьмем, к примеру, историю столетней давности, когда люди в массе своей одевались очень примитивно, ни о какой моде тогда и речи не шло. Тонким вкусом обладали только представители высшего сословия, потому что эти люди учились и формировались под влиянием литературы, музыки, живописи. Потом, когда уже началась индустриализация, мода встала на поток. И появились люди, не имеющие вкуса, но имеющие деньги, которые стали стремиться к тому, чтобы продемонстрировать окружающим свой достаток. А мы, дизайнеры, были только рады на это работать. Но зарабатывать деньги тоже нужно. Кто-то печет хлеб, кто-то строит дома, а кто-то должен шить и рисовать то, что шьют.

 

У меня, например, очень много клиентов, которые прекрасно знают и понимают, как им надо одеваться. И у нас с ними сотрудничество сложилось очень легкое. Но вместе с тем есть много клиентов, которых надо учить. И наше с ними сотрудничество напоминает своеобразную взаимопомощь.

 

– А насколько вы как дизайнер свободны в своих фантазиях? И кто вообще диктует модные тенденции – например, те же узкие или широкие плечи, приталенные силуэты или отсутствие таковых?

– В вашем вопросе кроется ответ. Сегодня не существует никаких конкретных канонов, что модно, а что нет. Существуют только заданные направления. Потому что всех нельзя поставить под один шаблон. Одним дамам подходят узкие платья, другим – прямые. А третьи, которые имеют стройную классическую фигуру, могут носить и то, и другое.

Это раньше, когда люди еще не очень хорошо разбирались в стилистике и покроях, все носили одно и то же – либо всех в корсеты запихивали, либо в брюки клеш. В наше время, которое наступило с приходом нового, ХХI века, на каждый товар есть свой покупатель и мода стала давать полный простор для фантазии дизайнеров.

   

   

 

– Ваши клиентки в основном рижанки?

– Преимущественно местные жители: латышки и русские. Периодически появляются клиенты из Литвы. Еще – русские, которые регулярно приезжают в Латвию на отдых или постоянное место жительства. Недавно появились клиенты из очень дальних уголков мира – Лос-Анджелеса и Мурманска. А вот эстонцы, наоборот, давно к нам не заглядывали.

 

– Наши прибалтийские женщины отличаются во вкусовых предпочтениях от тех же россиянок?

– Границы постепенно начинают стираться. Потому что Латвия хоть и не мультикультурная страна, но у нас очевидно влияние друг на друга русского и латышского менталитета. В качестве примера могу привести интересный случай. Мы были на праздновании 8 Марта в Женском клубе. Приехали гости из Эстонии и России. Мы представляли свою весеннюю коллекцию. И она была такая нейтральная, но с брызгами яркости  – не серая, не бежевая, не алая… Рядом стояли две подруги. Одна из Москвы, другая из Таллина. Эстонка говорит: «Как все ярко! Как все ярко! Ужас!», а москвичка, наоборот: «Как все бледно, боже!»

Вот мы в Латвии придерживаемся мнения где-то посередине – у нас не ярко и не бледно. Как говорят, с кем поведешься, от того и наберешься. Русские в Латвии стали носить более спокойные вещи, а латышки – более интенсивные. А в совокупности получилось все очень красиво. Наши женщины, как европейки, нежно красятся и, подобно россиянкам, носят яркую одежду. А еще латвийские дамы носят каблуки!

У одной из наших клиенток дочка живет в Париже уже лет восемнадцать. И когда кто-то собирается вместе с ней поехать в Ригу, она всегда напоминает: «Обязательно возьмите с собой туфли на каблуках и косметичку!» Потому что Рига – это город каблуков. И порой очень даже высоких каблуков. Думаю, эта тенденция развивается благодаря тому, что город у нас маленький, пятикилометровые расстояния здесь нигде преодолевать не надо. Мы вполне можем стать маленькой столицей моды. Во всяком случае, надо к этому стремиться.

 

– А вам лично в Латвии не тесно?

– Не тесно. Но немного скучно в плане того, что у нас мало людей, и мне как дизайнеру не на ком, так сказать, развернуться. Это стало ощущаться в последние несколько лет.

И если раньше, например, можно было поехать в Италию и купить там то, что нельзя было приобрести ни в одной другой европейской стране, или отправиться, скажем, во Францию и купить там то, что можно было купить только во Франции, то современная глобализация нарушила все правила какой-либо индивидуальности. Потому вся Европа одета H&M или Zara.

А сшитая на заказ одежда в любом случае другая, нежели магазинная. Брендовая одежда, конечно, тоже носится хорошо и долго. Но только не итальянская, поскольку она сезонная. Вот английская одежда, основной ее сегмент, она на века! Что тоже людей не устраивает. Потому что никто не хочет носить одежду по десять лет. Одежду хочется менять. 

Поэтому я себя называю дизайнером, широко известным в узком кругу. Клиентов у меня пара сотен человек. Среди них постоянных – около семидесяти. Нет, мне в Латвии не тесно!

 

– Можно ли в зрелом возрасте воспитать в себе чувство вкуса?

– Думаю, что да. Путем обычных тренировок и с помощью практических занятий. Как в изучении английского языка. Или в фитнесе. Или в постижении искусства приготовления пищи.

Есть правила, которые женщинам надо просто раз и навсегда усвоить. Начиная с того, какие цвета и силуэты ей подходят, а какие нет. И, поверьте, гардероб в этом случае только увеличится.

Куда интереснее, когда женщина начинает одеваться только в серое. Или только в синее! Или только в красное! А потом – в бежевое, а потом – в красно-бежевое, а потом – в бежево-синее или красно-синее. Играя цветом, женщины расцветают, их интересно рассматривать, понимать и чувствовать. А когда девчонка одевается полностью в черное – это нулевой образ, в нем даже жизни никакой нет. Да, это стильно. Да, в черном она такая вся деловая. Но не более. Черный шоколад тоже надо чем-то разбавлять. В чистом виде его много не съешь.

 

– А как же завет Коко Шанель насчет того, что у каждой дамы должно быть маленькое черное платье?

– Конечно, маленькое черное платье может иногда спасти. Но вместе с тем надо очень четко знать – такое платье не будет стройнить полную фигуру. Потому что оно может стройнить только тоненьких девушек. Черная ткань подчеркивает только силуэт, никаких строчек на ней не видно. И сколько сантиметров талии у вас есть, столько и будет видно в черном платье. А главное, это платье всегда будет выглядеть скучно!

Да, тот же белый цвет может слегка увеличить фигуру. Но надо для себя решить, что именно вы хотите подчеркнуть цветом своего платья: свою строгость и закрытость или легкость, нежность и женственность? Белая одежда в этом плане всегда будет выглядеть изысканнее и интереснее.

Вот моя жена Агния, когда надевает красное пальто, сразу такая эффектная, такая яркая! А в черном – ну, сразу как все.

 

Если папа – модельер…

– Как считаете, вашей жене и дочкам повезло с наличием в доме дизайнера в лице мужа и папы? Или, напротив, вы для них отдельное испытание на прочность?

– И повезло, и не повезло. Да, в нашем доме всегда с моей стороны есть фейсконтроль. И тридцать процентов жизни жены и дочек составляют негативные эмоции, связанные с моими постоянными замечаниями: «Стоп, куда ты так вырядилась? Ну-ка быстро переодеться!»

Младшая дочка, например, которая еще по возрасту не соображает, что с чем сочетается, порой надевает черные носки под голубые джинсы. Я тут же ее останавливаю: «Ты что, не понимаешь, что эти цвета нельзя сочетать?» Она тут же начинает реветь, но послушно меняет черные носки на белые носочки с котиками. Спрашиваю: «Ты видишь, что так гораздо лучше?» «Вижу!» – отвечает она уже с улыбкой. Потому что ей действительно нравится, как она теперь выглядит.

 

Старшая дочь тоже периодически просит: «Папа, купи мне такую-то модную майку». Поскольку эти модные майки есть у всех ее сверстниц. Я, конечно, покупаю, но объясняю: «Не смотри на других. У тебя есть кружевное платье на шелковом чехле. Ты чувствуешь разницу?»

Стараюсь с самого детства им прививать азы вкуса, чтобы они самостоятельно научились видеть и чувствовать разницу между качественными вещами и ширпотребом. Стараюсь учить, что и когда уместно надевать. Но ничего не запрещаю, чтобы они могли иметь и свое мнение.

Точно так же контролирую и жену Агнию. Останавливаю порой в дверях: стоп, а если нас сегодня с тобой подловят и сфотографируют для какого-то журнала? Ну-ка переоденься!

 

– Вы влюбились в Агнию с первого взгляда? Чем она вас «зацепила»?

– Ну, конечно, сразу влюбился. Она была такая худенькая блондинка. Она и сейчас, конечно, худенькая. Знаете, если кто-то может жить со своей спутницей пять – восемь лет, а потом еще долго думать, стоит ли жениться, то у меня все было быстро и четко – через полгода я сделал ей предложение, поскольку понял, что либо нам надо создавать семью, либо нет смысла более встречаться. Ждать, присматриваться друг к другу у нас не было времени. Нам уже все было ясно.

 

– Жена имеет отношение к миру моды?

– Да, она мой директор. Не могу однозначно назвать ее музой. Но я думаю о ее образе. Потому что других равняю на нее. И одежду, которую я придумываю, примеряю на нее, а не на худосочных моделей. И она тоже меня учит – смотрит иногда на эскизы и говорит: «Ну кто это будет носить?» И все – откладываю эскиз в сторону.

 

– Она самостоятельна в выборе своего стиля?

– Нет.

 

– Вы тираните, да?

– Да! Но, с другой стороны, у моих родных девушек не болит голова на тему, что надеть. Я сразу даю им ответы.

Мне и с клиентами интереснее работать, когда я могу подбирать им одежду комплектами. Чтобы в гардеробе не было лишних вещей и чтобы они не делали спонтанных покупок. Вот у меня лично спонтанных покупок никогда не бывает. Я всегда знаю, что и для чего мне нужно.

  

 

– Александр, вы выросли в маленьком городке Валке. Как и когда обнаружили в себе дар модельера? Неужели в свое время даже не страдали подростковым дебилизмом в манере одеваться?

– Нет, такого периода у меня никогда не было. Бог миловал. У меня всегда было стремление к красоте. Я жил в семье не богатой, но мой папа был директором магазина культтоваров. Поэтому у меня всегда были хорошие вещи: джинсы (тогда во всей школе, помимо меня, их носили только двое пацанов), японская куртка, итальянские сапоги… А еще у мамы была подруга-модельер. И мне очень нравилось в детстве сидеть у нее под столом и рассматривать модные журналы.

У мамы, благодаря подруге, в гардеробе было очень много красивых вещей. И сама по себе она была красавица. Батя у меня тоже был страшным модником. Поэтому мне было легко учиться тому, что хорошо, а что плохо. А истерики у меня случались, когда меня просили надеть какие-то некрасивые вещи. И предпочитал даже не пойти на дискотеку, нежели надеть какие-то некрасивые брюки. А когда я учился в пятом – седьмом классах, в магазинах как раз ничего хорошего не было. И даже папин блат не спасал. Поэтому в пятом классе я стал сам пробовать шить одежду – штаны с карманами, например. Папа научил меня вязать. И мои одноклассники стали мне что-то заказывать. Потом на сестру стал шить, потому что у нее фигура, как у модели. Так я стал себе зарабатывать на то, чтобы самого себя одеть.

 

Когда мама узнала, что я себе в девятом классе купил сапоги за 94 рубля, она пришла в ужас: «Где ты такие деньги заработал?» Я гордо ответил: «В колхозе работал осенью, потом брюки сшил однокласснику, а платье – вот той девушке, тут скопил, здесь сдал макулатуру – вот у меня и сапоги!»

В училище я поступил в одежде, которую сам придумал и сшил. Только ботинки и трусы у меня были покупными. И ботинки, к слову, были непростыми. Я их купил, облазив весь Чиекуркалнский рынок.

Волосы я себе никогда не выбривал, джинсы на коленках не рвал. Мне и сейчас, честно говоря, джинсы не нравятся. У меня их за всю жизнь четыре пары было. Меняю раз в десять лет.

 

Что и в каком возрасте можно надевать. Практические советы

– Женщина каждый день должна быть при параде?

– Женщина должна выглядеть достойно! Она не имеет права выглядеть смешно или жалко. И начиная с 20-летнего возраста она должна достойно выглядеть всегда! Тона и цвета в ее гардеробе должны быть элегантными, воздушными, сочными.

Мало того, каждое свое десятилетие женщина должна менять стиль одежды. Самый расцвет наступает, кстати, после 60–65 лет, когда женщина может позволить себе все! Даже если она ходит с палочкой, она может позволить себе купить палочку самых модных тенденций. И обязательно – красить губы красной помадой. И обязательно – носить стильные очки!

Когда человек молод, ему себя особо украшать не надо, у него все красиво и так: зубы, кожа, волосы. Все натуральное. Надел на себя любой мешок и каблуки, нацепил пару бриллиантов – и ты уже звезда. Но после 25 лет мода для женщин уже заканчивается. Далее – только элегантные образы. Потому что женщина красива только в элегантном образе. Образ шалавы или рокерши уместен лишь до 25 лет. После 35 надо уже иметь статус. В этом возрасте поиск и захват мужиков с помощью коротких юбок и наклеенных ресниц уже должен быть закончен. В этом возрасте мужчины не смотрят на разголение своих супруг. После двенадцати ночи – пожалуйста. Но днем жены им дороги своим умом и мудростью.

 

С 45 до 55 лет у женщин должен быть образ Джулии Ламберт. С 55 по 65 лет – образ королевы.

С 65 женщина должна быть эталоном элегантности. Это новая история из жизни женщины. Поэтому стареть – это очень интересно. Но если женщина в возрасте хочет молодиться – она будет выглядеть в итоге смешно. Или жалко.

В этой же связи после 30 лет длина юбки у дамы должна быть минимум до середины колена. Потому что ноги при любом раскладе уже не те… Вот как выглядит сейчас Мадонна? Жилы, кости и кожа. А женщина должна быть жирненькая! В том плане, что не сухенькая. Потому что сухенькой можно быть в 20 лет. А потом у нее должен быть подкожный жирок.

В 65 лет тоже можно надеть короткую юбку, но с лосинами или кожаными брюками. В этом возрасте важно не раздеться, а одеться красиво. Вот тут должен быть вкус, который надо нарастить за прожитые годы.

 

– Вещей в гардеробе женщины должно быть много или мало?

– Много! 

– А чего должно быть мало?

– Негативных эмоций. А если по сути – всего должно чуть-чуть не хватать. Но это не значит «мало». Мало должно быть только некачественной дешевой одежды. Аксессуары, сумки, обувь, ремни – только дорогие! Потому что дешевые быстро выйдут из строя. В любом случае все надо покупать, исходя из своего достатка.

В гардеробе должны быть юбки, блузки, платья, жакеты. И все должно сочетаться друг с другом.

Надо также знать, что классические вещи всегда хорошо комбинируются с остромодными вещами, из чего рождается очень стильный образ.

 

Знакомьтесь: Глория. Собака для эстетического удовольствия

 

– Почему вы, такой высокий и красивый, решили купить себе столь маленькую собачку, как ваша Глория? Или это был выбор маленьких дочек? Почему именно чихуахуа?

– Потому что я вырос в такой семье, где было все. Мы жили в собственном доме – сначала у бабушки, потом построили свой дом. У нас были своя земля и скотина. Я жил практически как в зоопарке. У нас были коровы, свиньи, гуси, куры, овцы, кролики, индюки, собаки, кошки. Плюс нестандартные животные – нутрии, карликовые курочки, мускусные утки, дикие утки. Одна дикая утка прибилась – она где-то поранила живот, мы из него даже червяков вытаскивали, вылечили ее. И она каждый год с селезнем прилетала к нам в гости. И птенцов в нашем пруду высиживала. Это было невероятно интересно.

 

Кроликов я, кстати, сам выращивал. Изначально думал, что выращиваю их себе на шубу. Потом, конечно, понял, что никогда не смогу причинить им вреда. А еще у нас были попугайчики, канарейки и рыбки. Овчарки и таксы. Четыре кошки. Но они все жили на улице. И, оказавшись в городской квартире, я понял, что не хочу заводить в ней животных, поскольку не готов к наличию в доме шерсти и каких-либо запахов. Вдобавок я хорошо помнил, как в родительском доме одна кошка постоянно раздирала в клочья кресла. Они их несколько раз перетягивали, но она была неугомонна. И, вспоминая эти несчастные кресла, я смотрел на свои белые диваны и говорил жене: «Нет, животное у нас в доме будет только через мой труп!»

    

 

Но на программе «Новая я» познакомился с одной парой, у которой были чихуахуа. Спустя время они опубликовали на «Фейсбуке», что продают щенков. И мы решили на них посмотреть. Приехали и увидели совсем крошечного щенка. И я сказал: я бы такого даже купил. Потому что у него даже какашки, как горошинки. Это можно стерпеть. Дети сразу заверещали. Так у нас появился Арамис. Но случилось несчастье, и он погиб, мы очень долго плакали… Арамисик был совсем хрустальный. И тогда я понял, что собака должна быть все-таки хоть чуточку побольше. И мы взяли Глорию. Она в два раза больше Арамиса. Он весил 600 граммов, а Глория в четыре месяца весила уже 1 килограмм 400 граммов.

 

Она очень хорошая собака. Истинная леди. Спит с нами в постели. Хотя мы всячески этому противостояли. Но она абсолютно игнорировала наши отказы, и мы сдались. С ней интересно. Она ластится, она всех любит. Не знаю – почему. Наверняка надо по этому поводу даже с кинологом посоветоваться.

 

– Окрас у нее необыкновенно красивый!

– Да, лиловый. Это в подтверждение того, что я никогда не делаю спонтанных покупок. И собаку такого окраса мы купили в том числе и для эстетического удовольствия. Так я в свое время думал о покупке сфинкса – во-первых, потому что он лысый и в квартире не будет шерсти. А во-вторых, потому что он стильный и люди будут задавать вопросы. А вопросы предполагают ответы и свою историю. А история должна быть во всем. Почему такое платье? А потому что так и так… Почему такая собака? А потому что она доставляет мне эстетическое удовольствие…

 

Кому-то нравятся дворняги, потому что они преданно прыгают вокруг тебя. А мне не нравятся дворняги. Мне нравятся красивые собаки. И, в отличие от человека, собаке нельзя изменить внешность, ее нельзя преобразить. Она такая, какая есть.

Текст: Наталия ЗАХАРЬЯТ

 

Реклама
www.ZOOnet.lv
Популярное
наверх!
Яндекс.Погода
Траст cocktail.lv Настоящий ПР cocktail.lv