Kuklačova Kaķu teātra izrāde Klauns un kaķi
Ирина Винник: «Я так и не смогла отказаться от животных из-за работы»

Ирина Винник: «Я так и не смогла отказаться от животных из-за работы»

К госслужащим всегда едешь с некоторым опасением. Лишних вопросов не задавать, фотографии делать только с разрешения, говорить четко и ясно. И желательно уложиться в один час. Наши стереотипы депутат Рижской думы Ирина Винник развеяла в первую же минуту. Гостеприимная хозяйка устроила экскурсию по всему дому, познакомила со своими любимцами, продемонстрировала сад-огород. В общем, через полдня мы распрощались как старые друзья. 

Сразу видно, Ирина Борисовна очень любит гостей. Об этом свидетельствуют наличие гостевой комнаты и отдельной ванной, большой стол в гостиной и целый запас вкусностей. Да и интерьер очень располагает к отдыху и неспешному общению. Теплые тона, декоративные подушки, камин, игривые надписи типа «Home sweet home» и многочисленные статуэтки, привезенные со всего мира. «Фотографируйте все, что посчитайте нужным, я пока стол накрою. Спальня на втором этаже», – вслед крикнула нам хозяйка, и мы расплылись в улыбке от оказанного доверия. Не каждого пускают в частную зону, тем более журналистов. Именно там, на втором этаже, и затаились любимцы Ирины: кот Персик и кошка Даша. Как все представители рода кошачьих, они не сразу выражают свое расположение гостю. Надо хорошенько принюхаться, проверить. И даже если поверить в добрые намерения, совсем не обязательно ластиться. Мол, любите меня, но на расстоянии. Безопасном.

«Я всегда была собачницей и кошек за домашнее животное не признавала, – еще больше удивила нас Ирина Винник. – У меня с детства были большие собаки, и каждая из них – это целая эпоха жизни. Я не могу без животных. Ни как человек, который вырос с домашними любимцами, ни как биолог по образованию. Правда, во времена учебы в вузе, помимо собак, родители разрешали мне держать еще целый зоопарк, причем экзотический: ящериц, саламандр, змей. Впоследствии с таким «питомником» пришлось распрощаться. Не для слабонервных. Отказаться пришлось и от собак. Их содержание стало невозможным при моей активной жизни, которая не заканчивается по сей день».

 

От биологии к журналистике

«Биологом я стала не по призванию. На биологический факультет пошла по дури. Я окончила школу с золотой медалью, и, в принципе, все науки давались мне одинаково успешно. Неудивительно, что каждый преподаватель считал своим долгом «перетащить» меня в свою науку. Учительница биологии в искусстве убеждения оказалась талантливее других (смеется). В моем представлении работа биолога была связана с тем, что описывает, например, Джеральд Даррелл. К сожалению, я слишком поздно поняла, что в Латвии нет джунглей и жирафов, что негде наблюдать за шимпанзе или близко знакомиться с гепардами.

Говорят, все профессии мира (а их тысячи и тысячи) можно разделить на три группы: я и человек, я и машина, я и живая природа. То, что мне больше подходит система «я и человек», я осознала уже на втором курсе. Спасибо моим родителям, которые уговорили меня окончить вуз. Они были правы. Хоть я и не работаю по профессии, но полученные знания и навыки помогают мне по сей день. Нас отлично научили работать с информацией, видеть картину мира в целом, я не боюсь многообразия мира.

По окончании университета меня направили в Институт защиты растений, где работала с насекомым по имени златоглазка. Только ее прелестное название и утешало меня в моем труде. Впоследствии я оттуда буквально сбежала. Благо к тому времени как внештатный автор я уже начала сотрудничать с легендарной газетой «Советская молодежь». Представляете, каково было мое удивление, когда главный редактор предложил мне перейти в штат. Мне всегда казалось, что для этого нужно как минимум закончить журфак. Тогда я еще не понимала, что быть журналистом – это особое состояние души и способностей».

Новая жизнь, новый имидж

«И понеслось. Газета, затем работа на радио, где меня услышали и пригласили на ТВ. Отбивалась месяца четыре. Телевидение для меня было волшебным миром, чуть ли не Зазеркальем в Стране чудес. Какая же из меня Алиса? Тем не менее 27 лет проработала в новостной службе. Вот говорю вам эту цифру, а сама думаю: так долго на телевидении не живут (смеется). Я задумалась об уходе, когда меня стали называть ветераном телевидения. Стареть и уходить на пенсию я не собиралась, поэтому продолжила свою общественную работу, связанную с делами национальных меньшинств Латвии. Свой боевой настрой выразила и в смене имиджа. Многолетнее неизменное темное каре я поменяла на короткую стрижку, при этом перекрасившись в блондинку. Все равно, конечно, узнавали, но я торжествовала – да здравствует новая жизнь!

Сейчас, когда меня вновь переизбрали в Рижскую думу, могу сказать так: покой мне только снится (смеется). Еще больше проектов, командировок. Но меня это только радует. Дело в том, что я совершенно не умею долго сидеть на месте. 20 минут пассивного отдыха, и мне уже нужно куда-то себя деть. В работу или заняться домашними делами. Я так и осталась отличницей по жизни. Если что-то делать, то на все сто, без халтур. Неудивительно, что общественная работа перетекла в партийную. Я баллотировалась в Рижскую думу в 2009 году на свой страх и риск. А меня выбрали! Хотя я работала в узкой нише по правам человека и национальных меньшинств, мою деятельность все равно заметили. Наверняка сыграла свою роль и узнаваемость, полученная во времена работы в прямом эфире. Тешу себя надеждой, что я стала депутатом во второй раз, после выборов в июле, по большей части благодаря своим политическим заслугам и что моя узнаваемость здесь ни при чем. Я ведь пошла на самый тяжелый участок – на работу с социальными вопросами».

Кто сказал «мяу»?

«И вот скажите, как при такой активной жизни можно было содержать собаку? Мне пришлось отказаться от этой затеи еще во времена работы на телевидении. А как без животных? Проблему решила подруга. Она принесла мне котенка породы бобтейл. Он был не совсем здоров, но я выходила его. В результате он превратился в роскошного длинношерстного бобтейла – настоящая экзотика! Я назвала его Душенькой. Сказать, что это был просто кот – язык не поворачивается. Смышленый, все понимающий – как собака. Это мое! Я не люблю «плюшевых» котов, которые ведут себя как живая диванная подушка. Но именно таким оказался мой Персик. Он тоже появился случайно. Его мне подарили. Конечно, я полюбила его всей душой, но после ухода Душеньки я вновь стала мечтать о меконгских бобтейлах. Долгое время я не могла найти эту породу в Латвии, пока мне не рассказали о женщине из Даугавпилса, кошка которой окотилась. Так у меня появилась Дашка. Она живет у меня два года. Персику 13 лет. Друзья периодически подшучивают надо мной, не хочу ли я завести еще одного кота. А их и так много. Вон сколько картин и статуэток по дому!» 

Реклама
www.ZOOnet.lv
Популярное
наверх!
Яндекс.Погода
Траст cocktail.lv Настоящий ПР cocktail.lv