НатюрКотики. Кошка, которая ждет весну.

НатюрКотики. Кошка, которая ждет весну.

Дайви начинает ждать весну уже в сентябре. Как только она оказывается в переноске и понимает, что свободе пришёл конец сезона, то где-то в неведомых глубинах её рыжей души включается встроенный датчик, и отсчитывает, отстукивает метрономом секунды, оставшиеся до весны.

          

В городской квартире она немедленно укладывается в спячку в надежде на то, что всё это лишь страшный сон, и она проснётся на даче, и снова уйдёт в лес, на волю, в пампасы. Но просыпаться приходится в четырёх стенах, откуда есть выход только в следующие четыре стены, потом  в проход к закрытой двери, за которой, она это точно знает, спрятана за семью замками вожделенная свобода. Через некоторое время Дайвичка понимает, что всё происходящее отнюдь не сон, а явь, и засыпает вновь теперь уже для того, чтобы побыстрее прошло время. Иногда просыпается покушать,  и хотя ест немного, но от круглосуточного сна потихоньку раздувается, как мыльный пузырик. Если бы она могла оторваться от этой штуки, сквозь которую мыльные пузыри делаются огромными, то непременно улетела бы на дачу. Однако, приходится спать. Спать и ждать. Вечерами, когда спать уже надоедает, Дайви бродит по квартире, потом приходит ко мне полюблиться. Мурчит громко и самозабвенно, подставляет спину,  бодает головой руку, но стоит только мне пошевелиться – спрыгивает и снова уходит спать, уже  в другую комнату.

В соседнем доме ждёт весну мой папа. Жить с моей мамой трудно, характер у мамы сложносочинённый, осложнённый длинными текстами диагнозов от специалистов по различным заболеваниям, поэтому папа спасается у меня на даче. Летний сезон, который кажется таким длинным в начале мая, уже после Лиго обретает центробежную силу и стремится к осени, ненадолго замирая в начале августа, в то время, когда на Прибалтику опускается жара, вязкая, тяжёлая, душная.   Папа всегда тянет с переездом в город до последнего, до сентябрьских нудных дождей. Но пока даже до весны далеко, и папа приходит ко мне домой, садится рядом с Дайви на кресло, и они начинают свои подсчёты.

- Вот смотри, январь уже заканчивается. Февраль – короткий, пролетит быстро. Март длинный… да…  тянуться будет… Но в марте уже весной пахнет, а там и апрель. Если будет тепло, то поедем на дачу в апреле.

- Никакого вам апреля, - ворчу я себе под нос. Папе почти 80, он плохо ходит, и с каждым годом я  всё более неохотно оставляю его на даче одного ранней весной. Сама же  окончательно переезжаю  из города в конце мая, а то и в начале июня, когда старый ветхий дом прогревается на солнышке, протапливается печуркой-буржуйкой, когда  цветут все весенние цветы, а в теплице завязываются первые  помидоры.

Пообщавшись с Дайви, а потом и с остальными кошками, папа надевает на Дэна ошейник, берёт поводок, и два старичка тихонько бредут вокруг дома.  Кто из них кого выгуливает – непонятно, но я внимательно наблюдаю за ними сверху, с девятого этажа, и радуюсь, что снег хоть на время, но растаял, и им теперь удобно ходить по асфальтированной  дорожке.

В начале марта Дайви начинает  просыпаться. Всё чаще она выходит на лоджию и, запрыгивая на одну из полочек, во множестве пристроенных там для кошек, греется на тёплом весеннем солнышке.  Потом она будет конвоировать меня к входным дверям, за которыми запрятана свобода, рассказывая-мурлыкая о том, что уже весна, что она, Дайви, это точно знает и чувствует всей своей рыжей шкуркой, каждой клеточкой своего чувствительного розового носика и каждым миллиметром своих белоснежных  усиков-вибрисс.

На глазах оживающий папа её горячо поддерживает. Дай им волю – они бы уже удрали на дачу, прихватив с собой Тину, которая  с возрастом всё происходящее стала воспринимать философски, даже весну, которую она, конечно,  тоже ждёт с нетерпением, но за что этого не покажет. Из гордости.

А ведь правда, январь подходит к концу, и день уже стал заметно длиннее, и тени в солнечный день чуть короче, и до весны осталось  почти сорок дней.

 

Реклама
www.ZOOnet.lv
Популярное
наверх!
Яндекс.Погода
Траст cocktail.lv Настоящий ПР cocktail.lv