Марина, Рэкс и другие игрушки.

Марина, Рэкс и другие игрушки.

В рыжем чемодане моей памяти я бережно храню свои детские игрушки. Я была нелюдимым и болезненным ребёнком, в школе училась неважно, очень много пропускала по нездоровью.  Оставаясь дома, много читала, а с куклой играла лет до четырнадцати.

Самой любимой игрушкой моего детства была кукла Марина. Немецкая красавица с каштановыми волосами, довольно короткими, кудрявыми, которые  можно было расчёсывать и завязывать в банты.  С голубыми глазами в окружении длинных чёрных густых ресниц, сделанных из того же капронового материала типа тонюсенькой лески, как и волосы. Поначалу в спине у неё был механизм, благодаря которому глаза закрывались, если куклу положить  спать. Я не помню, умел ли этот механизм издавать звуки, но она не плакала,  как куклы-бебики, потому что была не младенцем, а уже девочкой. В шикарном розовом платье с кармашками и кружевами, в белых носочках и белых же туфельках. Любила я её безумно, такой красоты не было ни у кого больше.

Прожила Марина очень долгую жизнь, с ней играли ещё мои дочери до тех пор, пока неосторожно оставленную на полу, её не сгрызла  в прах наша дурища доберманиха Рэда. Честно – я плакала…

Но до Марины у меня была другая кукла, не менее любимая, как она у меня появилась, я не помню. Тряпичное туловище, набитое опилками, пластмассовая голова с волосами из пакли. Шестидесятые годы. Я погрызла её платмассовые пятки почему-то, и моя добрая мама на моих глазах бросила её в печку. Наказала? Я не знаю… С мамой у меня сложные отношения.

Очень любила я игрушечную железную дорогу, которую мне подарили на Новый год. Тоже немецкая, производства ГДР, она поражала меня мельчайшими детальками конструкции паровозика и двух вагонов – закрытого и открытого, на который можно было что-то положить, и паровозик  вёз груз по кругу. У железной дороги был пульт управления, который работал на двух больших плоских батарейках и имел рубильник, позволяющий двигать состав вперёд  на две скорости,  и даже назад. Рельсы складывались из сегментов, и можно было замыкать их в круг, либо делать извилистую колею, по которой состав двигался в одном направлении, потом как будто разгружался, я его быстренько разворачивала, поднимая пальцами, ставила на рельсы, и он ехал в обратном направлении. А можно было отцепить вагоны и отправить паровозик задним ходом  в начало маршрута,  там снова прицепить вагоны))).  Я гоняла свой состав через многочисленные длинные тоннели из раскрытых книг, поставленных над рельсами, подкладывала подушку,  и паровозик медленно и натужно тащил вагоны в гору. Это была бесконечная игра, которая никогда не надоедала. Всегда жалела о том, что в итоге всё потихоньку приходило в негодность, и  в конце концов, после очередной поломки, рельсы уже невозможно было стыковать, электрическая цепь разомкнулась окончательно и бесповоротно, и дорогу пришлось выкинуть. Недавно наткнулась на статью в интернете, где автор подробно разбирал разные модификации этого набора, с удовольствием поностальгировала над картинками.

Очень любила я играть с пуговицами, которых у моей бабушки было великое множество – разномастных, разновеликих, разноцветных, с двумя и четырьмя дырочками, и с потайными дырочками под поверхностью пуговки, пришивать которые аккуратно я так и не научилась до сих пор. Обтянутые кожей и тканью, деревянные и пластмассовые, круглые, квадратные и продолговатые. Моя мама тоже собирала все пуговицы, и с ними потом очень любила играть моя младшая дочь. Это единственное, что могло примирить её с пребыванием в гостях у бабуси, и она затихала на диване часа на четыре))).  Кстати, у меня тоже есть пуговицы, я стала их собирать, когда вышла замуж,  пришивала оторвавшиеся, подбирая из имеющихся. Пытаюсь вспомнить – когда же я в последний раз пришивала пуговицы… Вся одежда на липучках, молниях или заклёпках.  Мой спортивный стиль во всей красе. Но пуговицы не выкидываю, мало ли что)))

Когда мне было лет восемь, моей бабуле на юбилей почему-то подарили игрушечную собаку. Кто до такого додумался, я не знаю, но собака была предметом моего вожделения несколько месяцев. Она стояла в углу дивана на подушке,  сделанная из странной ткани, похожей на настоящую шерсть, белая с коричневыми круглыми пятнами, была плотно набита опилками, приятно похрустывающими под пальцами, когда я её осторожно брала в руки. У неё были длинные уши,  хвост, квадратная, со свисающими брылями, морда,  как у бульдожки, и стеклянные блестящие глаза.

Через несколько месяцев в случайном разговоре бабуля выведала мою заветную мечту и отдала мне собаку. Навсегда. Она и сейчас со мной.  Зовут его Рэкс, он всё также набит опилками, правда, его шкурка местами вытерлась и опилки высыпались немного, но я нашила на него заплаток из голубой шерстяной ткани, из одного оставшегося уха сделала два, давно потерянные стеклянные глаза заменила блестящими армейскими пуговицами с пятиконечными звёздами.  Много лет я с ним спала, до самого замужества он стоял в углу моего дивана, преданно охраняя мой сон, и надо сказать, что спала я всегда крепко и никакие кошмары мне не снились. С ним играли мои дети, но когда до него, после варварского уничтожения куклы Марины, попыталась добраться собака, я Рэкса забрала, восстановила как могла и теперь он на заслуженном отдыхе, спрятанный в диван, видит сны о моём детстве.  Была мысль отдать его на реставрацию, но  я решила, что тогда это будет уже не Рэкс, поэтому он так и остался в прежнем виде.

И я храню любимую игрушку моих дочерей – резинового котика с зелёными глазками. Там же, в диване, рядом с Рэксом.  Пусть живёт)

Реклама
www.ZOOnet.lv
Популярное
наверх!
Яндекс.Погода
Траст cocktail.lv Настоящий ПР cocktail.lv