Наталья Шабельник: «Жизнь в Сиднее – это праздник жизни»

Наталья Шабельник: «Жизнь в Сиднее – это праздник жизни»

Залог успеха – вовремя услышать себя, свой внутренний голос, даже если вы концертирующая пианистка, которая всегда мечтала быть дизайнером. Наталья Шабельник окончила Королевскую музыкальную академию в Гааге, сначала выступала, а потом и продюсировала концерты, а спустя время – раз, и решила, что ее призвание – мода. И не прогадала. Уехав в Австралию, она успешно создала там своей бренд Natasha Chabelnique и представила его в этом году на Riga Fashion Week.

Мы встретились с Натальей в библиотеке отеля Mercure Riga Centre, чтобы узнать о ее рыжих питомцах, о том, как ей живется в Австралии, почему она решила создать свой бренд и что может посоветовать начинающим дизайнерам.

Осенью на Рижской неделе моды Наталья произвела фурор, фотографируясь вместе с собакой редкой породы бедлингтон-терьер. Поэтому для фотосессии выбор пал на керри-блю-терьера, по родословной – Edbrios Pride and Prejudice, а дома просто Рейна (хозяйка Сандра Иновски).

Собаку в свое время привезли прямо из Ирландии. Характер у нее замечательный. Она, кстати, любительница светских мероприятий и обожает себя показывать – у нее природная харизма. Рейна не только умница и красавица, но еще и спортсменка – неоднократно выступала на соревнованиях мирового уровня.

Рыжая семья

– Наталья, знаю, у вас есть два питомца – кролик Чарли и котик Бакстер. Расскажите, пожалуйста, о них.

– Как только мы купили дом в Голландии, у нас сразу появилось место для четвероногих друзей. Я всегда мечтала иметь рыжего кота, с детства у меня была такая обсессия. Я очень люблю рыжих котов, не могу пройти мимо них даже на улице. Когда, наконец, мне представилась такая возможность – мы с мужем начали вести оседлый образ жизни, как я тогда думала, – решила, что очень хочу завести такого кота и заботиться о нем.

Как-то я зашла в один магазин, и женщина передо мной разговаривала со своей подругой: «Представляешь, у меня кошка недавно окотилась». Я поняла, что если сейчас же не спрошу у нее про котят, то все. И узнала, что есть два рыжих котенка. Услышав это, я попросила прийти посмотреть и познакомиться с ними. В тот момент, когда я увидела этих котят, поняла, что хочу обоих, но одного, как оказалось, уже забронировали. Остался один рыжий, который впоследствии стал моим котом Бакстером, породы европейский короткошерстный. У него ярко выраженная рыжая полоска – классический кот Матроскин из мультиков. Я такого всегда хотела и искала. С тех пор прошло семь лет.

Он много времени проводит на улице, обожает охотиться на мышей и на все, что попадает поле его зрения. Бакстер приходит домой только днем – спать, а всю ночь выясняет отношения со всеми окрестными котами.

Что касается зайчика… Мой муж – англичанин, вырос в семье, где очень любят животных. У них всегда были собаки, кролики, черепашки. Он всю жизнь провел с животными и знает, как с ними обращаться.

Когда мы стали вместе жить в Голландии, как и любая пара, по субботам ходили гулять, делать шопинг, покупали вкусную еду в гурманских магазинчиках. Рядом с нами была улочка с бутиками, куда мы часто ходили прогуляться, отдохнуть после трудовой недели. Среди всех этих магазинчиков был один милый с животными. В Голландии, надо сказать, обожают животных, просто боготворят их.

Мы стали заходить в этот магазин, где был маленький домик, в котором время от времени бывали кролики. Раз зашли, два зашли, и тут я поняла, что муж хочет кролика. Мы договорились завести его при одном условии – питомец будет жить в саду. Муж согласился, но очень хитро, как настоящий дипломат. Когда время стало идти к осени, муж сказал, что кролику там одиноко и грустно и надо его, как члена семьи, переселить к нам в гостиную. Вот так я и попалась.

Кролик управлял у нас всем нижним этажом, наверх я его вообще не пускала, потому что он очень все любил грызть и почему-то только ножки рояля не трогал.

Вот получилась у нас такая семья. Кстати, кролик тоже был рыжеватый. У нас в семье такая шутка, что у нас рыжий кот, рыжий зайчик и рыжеватый муж. (Смеется.)

– Как вдвоем уживаются кролик и кот?

– Вы знаете, идиллической картинки, когда они вместе лежат или спят на диване, не было никогда. И уже никогда не будет, к сожалению. Они пытаются сосуществовать. Причем кролик у нас главный, именно он гоняет кота.

Они разделили дом на части. На первом этаже властвует кот, кролика мы туда вообще не пускаем. Он живет на среднем этаже, а самый нижний этаж мой.

Знаете, если очень занятая жизнь, то мой муж, например, снимает стресс, когда сидит с кроликом и гладит его. Это очень помогает, когда бывают сложные ситуации и ты куда-то постоянно бежишь, ездишь. А когда любимое животное подойдет к тебе, ляжет рядышком, это такое счастье. Я думаю, все знают это ощущение нужности, теплоты и любви. Между людьми это проявляется через слова, которые не всегда могут быть правильными или не так понятыми. А животные просто рядом. Они всегда относятся с лаской, если, конечно, между вами любовь и дружба.

– Какой ваш кот по характеру? На улице он охотится, а дома как себя ведет?

– Он у нас, в принципе, настроен на то, чтобы властвовать над всеми котами вокруг. Как только он въехал в дом, начал завоевывать свою территорию. Мы очень часто наблюдаем, как Бакстер гоняет бедных соседских котов: то на дерево заставит залезть, то еще что-нибудь.

Он не очень ласковый, как мне хотелось бы. Конечно, когда я лежу на диване, накрывшись шерстяным пледом, он ко мне подходит. Но животик ему не пощекочешь – начинает выражать недовольство.

Праздник жизни в Сиднее

– Четыре года назад вы переехали в Австралию. Расскажите, пожалуйста, как вам дался переезд? С какими сложностями вы столкнулись? Это было легко?

– Думаю, когда переезжаешь на новое место, всегда есть две составляющие, и одна из них –  возбуждающая, радующая, будоражащая своей новизной: новые люди, климат, еда, музеи. В Сиднее, конечно, есть оперный театр. Каждый раз, приходя туда, я не верила своему счастью, что нахожусь внутри шедевра архитектуры.

В Сиднее очень красивая природа. Я люблю гулять по берегу океана, по пустынному пляжу. Весь город расположен многокилометровой линией, как бухта. Его расположение дает возможность людям очень красиво жить: у тебя всегда есть возможность просыпаться утром и смотреть на лазурь залива из окна.

Мы жили в 50 метрах от кромки океана. Ты утром просыпаешься и слышишь, как плещется волна. Место, где мы жили, имело одну особенность: берег - достаточно крутой, и все водопады, которые образуются во время тропического ливня, бурлящей рекой сбегают в бухту. Эта такая необыкновенная красота! Такие моменты чаруют, и невозможно оторваться от этого мира красоты, естественной природы, животных, которые настигают везде, – например, опоссумы или ящерицы.

Сидней – это место типа Манхэттена, с небоскребами, где деловой центр находится в 15 минутах от Национального парка. Мы жили на кромке парка; 15 минут на пароме – и ты в деловом центре.

Сложности – это второй аспект переезда. У меня там никаких знакомых не было, поэтому я общалась с друзьями мужа. Хотя я очень хорошо говорю по-английски, тем не менее у нас разная история, разное детство. Сюда я приезжаю, и мы все понимаем буквально с полуслова, например, скажешь: Людмила Зыкина, и все становится ясно. Общаться здесь мне очень легко, а там надо что-то рассказывать, объяснять, приходится эту всю предысторию прилагать. Общения очень не хватает.

– А климат? Сложно было привыкнуть?

– Знаете, да, я девочка северная, здесь родилась и жила, да и в Голландии не Рио-де-Жанейро, тоже довольно сыро, холодно и серо.

К тем погодным условиям, о которых здесь все мечтают, надо привыкнуть. Проходит какое-то время акклиматизации, когда прилетаешь туда, а потом обратно. Неделя, две, очень часто бывают простуды.

Меня в какой-то момент даже начало подавлять постоянное солнце. Хотелось, например, чтобы пошел дождь. Это бесконечное, палящее солнце… Постоянно надо думать, что надеть. Каблуки я, наверное, надевала в самых крайних случаях.

В Сиднее очень жарко, поэтому пришлось полностью менять свой гардероб. Все свои кашемиры сложила на дальнюю полку. Может быть, пару месяцев в году в них была нужда, но в основном это все легкая одежда светлых тонов изо льна или шелка.

Когда так жарко, я люблю носить длинный кафтан или шелковые платья, большие шляпы, которые спасают от палящего солнца.

– Создается образ утонченной леди. На вас там часто обращали внимание?

– Мы жили в таком районе, который можно сравнить с Беверли-Хиллз. Когда я приехала туда, то испытала культурный шок. Я видела женщин, которым лет под 70, но они себя держали с такой осанкой, с такой грацией. Я уверена, что все они примы-балерины Большого театра, как Майя Плисецкая. Даже в такую жару всегда умудрялись носить красную помаду.

Конечно, если выехать в сельские районы, то можно увидеть и людей в шортах и майках. Как и во всем обществе, есть определенные классы, и там, как и везде, это очень чувствуется. Мне было даже на что равняться, и я не чувствовала себя какой-то особенной.

О женщинах в Сиднее: они очень любят заниматься спортом и постоянно либо идут на йогу, либо с йоги или бегают. Поэтому они очень часто носят спортивную одежду из лайкры. Женщины постоянно занимаются спортом, ведут активный образ жизни: вот они сейчас делают детокс, потом с подругами встречаются, а следом – занятие с тренером.

Кстати, о собаках. Я могу рассказать о безграничной любви в Австралии к этим питомцам. Я нигде не видела настолько выхоленных и красивых собак, как там. В Сиднее есть салоны, где можно не просто вылечить собачку, но даже почистить ей зубы. Записать собаку к зубному врачу – это норма. Каждую неделю она ходит на маникюр, прическу. Есть даже такой сервис, как мобильная парикмахерская. Если хозяйке некогда везти собаку, такой сервис приезжает на дом и приводит питомца в порядок.

А еще рядом с нами открылся отель для домашних питомцев. Когда хозяева, например, уезжали в круиз, они могли оставить там собаку. Казалось бы, ничего нового. Но в Австралии это устроено на таком уровне, что там есть даже бассейн для собак. Своего рода all inclusive со специальным питанием и массажем. И стоит это около 20-30 долларов в день.

– Что вы можете сказать об обществе? Люди там открытые, замкнутые или, может быть, очень добрые?

– Они очень дружелюбные, а некоторые – как friendly. Chatty – которые любят поболтать, поговорить. Я для себя определила, что люди, которые friendly, найдут время не только поговорить с тобой, но и встретиться, узнать о тебе больше.

Когда ты общаешься с людьми своего возраста, у которых имеется устоявшийся круг общения, сложно войти в него. Я думаю, многим приходится прикладывать усилия, чтобы войти в такой круг. Чем ты старше, тем труднее это делать.

В силу своей общительности я завела в Сиднее хороших друзей. Есть очень интересные друзья из Москвы, очень много людей, которые переехали, – меня автоматически тянет к «нашим». (Смеется.)

Вообще, люди там очень заняты обустройством и поддержанием своего жизненного уровня, как и в любом большом городе. Но декорации вокруг полностью меняют картину мира. Если бы меня спросили: «Что такое жизнь в Сиднее?», я бы сказала, что это праздник жизни. Каждый раз меня по-новому удивляют невероятной красоты океанские лайнеры, паркующиеся у Сиднейской оперы. Каждый раз я это фотографировала, потому что просто не могла пройти мимо. Это настолько красиво! Приятно смотреть на людей, которые всегда одеты в светлые и яркие тона, сидят на террасах, пьют шампанское и едят устрицы. Я, конечно, понимаю, что, когда видишь это, хочется жить, хочется жить интересно, быть частью всего этого.

Бренд Natasha Chabelnique

– Наталья, расскажите, пожалуйста, о своей дизайнерской карьере. С чего вы начинали?

– Знаете, свою дизайнерскую карьеру я начала еще в детстве. Я научилась держать в руках иголку до того, как стала читать и писать. Как и многие девочки, я шила наряды куколкам, потом себе. Когда мне было лет 15–16, то шила одежду подругам на заказ. Даже брала деньги, потому что это работа и она должна цениться.

Я училась в школе имени Э. Дарзиня, а это очень обязывающее обучение, т. е. после ты обязательно идешь в консерваторию. Ты просто обязан туда идти, занимаясь с такими преподавателями, это уже твоя судьба. Хотя в последние годы обучения в школе я сомневалась: не пойти ли мне в Академию художеств? У меня там было много друзей, и я ходила на курсы академического рисунка. Меня всегда это очень сильно манило.

Когда я закончила свое обучение в Королевской музыкальной академии в Гааге, проведя десять лет как концертирующий пианист, преподаватель, продюсер концертов, я просто поняла, что мне хочется попробовать себя в другом жизненном амплуа. Тогда я поступила в Королевскую академию художеств в Голландии. Там довольно тяжело учиться, потому что образование художника-дизайнера надо закончить за четыре года. Если сравнить его с моей музыкальной стезей, то там у меня была возможность в течение 18 лет расти технически, философски и эмоционально зреть. Там не было прессинга, что это нужно сделать в такой сжатый срок.

В связи с этим я могу сказать, что работала намного тяжелее, чем музыкант, что, наверное, парадоксально. Многие знают, что наша русская пианистическая школа – это не кусок шоколада, а очень тяжелый труд с детства. Чтобы стать настоящим дизайнером, я приложила много усилий, труда, энергии, поиска, но у меня были очень хорошие педагоги.

Окончив академию, я два года проработала в архитектурном бюро. В тот момент мой муж сообщил мне, что мы едем в Австралию, и я согласилась. Там поняла, что хочу работать на себя.

Однажды, съездив в гости к родителям в Латвию, я встретила потрясающих мастериц, которые делают сказочные работы своими руками, и задумалась: ведь в Латвии очень хорошо развито трикотажное производство. Я привезла мужу пару нарядов, показала ему бизнес-план, и он в меня вложился. Сказал: «Я в тебя верю!» С тех пор прошло полтора года, и могу сказать, что уже была на трех Неделях моды: в Сиднее, Гонконге и Риге.

Вся моя жизнь естественным образом пришла к тому, чем я занимаюсь сейчас. Мое дизайнерское образование не было «Дизайн моды», я сознательно выбрала «Интерьер архитектуры», где нас учили делать ювелирные изделия и мебель, рисовать проекты и технические детали. Под руководством выдающихся педагогов я смогла сильно развить свое пространственное мышление.

Последний год я занималась в Лондоне, где у меня был ментор Damian Blower, который работал с Frank Gehry , создателем Музея Гуггенхейма в Бильбао – иконой современного экспрессионизма. Когда я выполняла дипломную работу, которая, кстати, была выставлена на показе самых лучших работ года, он мне сказал: «Вы – дизайнер и сможете создать все что угодно. Не ставьте себе никаких границ!» Это напутствие дало мне свободу, уверенность, что я смогу.

       

Фото из личного архива Наташи Шабельник

– У вас такие интересные названия коллекций. С чем они связаны?

– Платье, которое на мне, дебютное. Я сначала связала его руками как прототип. Знаю, это огромная работа, и если заказывать его в ручной работе, то купить платье сможет далеко не каждая женщина – там такая кутюрная цена. Да и процесс изготовления занимает примерно месяц. Можете себе представить, если строить бизнес на уровне бренда, то это будет развиваться очень и очень медленно. Все-таки бренд развивается на протяжении двух лет и обычно в двух направлениях. Прежде всего это должно быть прет-а-порте, на котором ты создаешь бизнес, растешь и делаешь деньги, чтобы представлять свою коллекцию на Неделе моды. Это инвестиции в маркетинг, в узнаваемость, чтобы люди знали, кто ты. И параллельно можно делать и haute couture – это очень дорогостоящая и не для всех доступная отрасль моды, которая меня очень манит.

После создания прототипа я нашла людей, которые делают такую одежду на машинке. Это платье бесшовное – удивительное ноу-хау. Оно называется «Анна Павлова» – зимний наряд, который позволяет сохранить нашу грациозность и женственность. Обычно зимние вещи немного прибавляют нам объема и выглядят несексапильно.

Мне показалось, что эта ниша совершенно не заполнена и надо что-то думать в этом аспекте. «Анна Павлова» – очень теплое платье из кид-мохера, которое позволяет нам быть элегантными в любой ситуации. Люди будут смотреть вам в след и спрашивать: «Где вы это взяли?»

Еще одна коллекция, которую я представляла, называется «Соленая карамель». Я вдохновилась океаном и его морскими обитателями. Как-то я спускалась с аквалангом и наблюдала их, после чего совершенно влюбилась в подводный мир. В коллекции можно увидеть самые необыкновенные цвета морских рыбок, например синий или коралловый. У меня есть кружева ручной работы с изображением морских коньков и ракушек. И все это ярких, сочных тонов.

В этой коллекции я использую тюль, кашемир, шелк, очень много аппликации и вышивки.

– А есть визитная карточка у вашего бренда?

– Это цвет, самое большое отличие. Цвет, который насыщен солнцем и теплом. У меня присутствует много контрастных оттенков. Коллекция «Соленая карамель» основана на цветах сирени, фуксии и лимона. Думаю, каждой женщине приятно надеть на себя такие наряды и почувствовать себя цветком или рыбкой.

 – Рига становится городом дизайнеров. Многие молодые девушки интересуются этой профессией. Есть ли какие-то предпосылки, которые надо знать и оценить? Мало иметь только желание, ведь это и образование, и финансовая часть. Какие советы вы можете дать тем, кто грезит этой профессией?

– Прежде всего, как и в любой профессии, которая не очень востребована, нужно решить для себя, насколько ты этого хочешь, – это самое главное. То, что от тебя будет требоваться (сделать эскиз, создать свою коллекцию прототипов), – это не все. Тебя ждет более широкое поле деятельности. Профессия дизайнера заставляет тебя быть очень креативным в смысле создания образа, какого-то своего мира, и, если у тебя это есть, – прекрасно. Это хороший старт.

Но нужен и очень сильный стержень, который поможет организовать логистику, найти партнеров, и не просто найти, а любить и лелеять их, строить с ними взаимоотношения. Ты должен быть владельцем фирмы или производства, менеджером производства, начальником отдела кадров, плановиком, закупщиком тканей, материалов, ниток, создавать прототипы, выкройки или работать с конструктором, который делает эти выкройки, потом обсуждать это с технологом.

Понимаете, там столько мозаичных моментов, в которых ты должен быть силен, потому что у тебя не будет денег нанять кого-то. Надо иметь очень многогранную натуру, одаренную не только художественно, но и в плане бизнеса. Те времена, когда фирмы нанимали дизайнеров, прошли. Тебе нужно быть готовым создавать эту систему самому. Дело не в деньгах. Можно иметь очень много денег, но, когда нет этих составляющих, они уйдут в песок. Ваше растение, которые вы выращиваете, не взойдет.

Я в самом начале решила, что мы живем в мире большой конкуренции моды, и это, кстати, было одной из причин, почему я не стала учиться конкретно на дизайнера моды, потому что хотела получить профессию, из которой смогу построить свой собственный бизнес. И мне казалось, что архитектору интерьера это будет делать легче – это более востребовано. В то время я не могла представить, что сама буду заниматься всем этим: искать производителей, заказывать нитки, ткани, ездить на Недели моды, общаться с журналистами, создавать свой собственный портал, интернет-магазин. Я все это сделала сама и никого не нанимала.

Я решила, что вложу энное количество денег, и, если смогу это вернуть, – хорошо. Но я запретила себе вливать и вливать – поставила очень жесткие рамки. У меня вообще к энергии, в том числе и денежной, очень строгое отношение. Я считаю, что нельзя злоупотреблять ни энергией людей, ни их трудом, который должен быть достойно оплачен.

Ставить жесткие рамки я научилась в школе дизайнеров. Нам говорили: «Когда делаешь концепт какого-то объекта, надо поставить жесткие рамки. Если сможешь в них существовать как художник, ты выживешь». Я поставила себе такие рамки и поняла, что нужно относиться к бренду как к ростку, который имеет право вырасти только тогда, когда он докажет свою жизнеспособность. Если он будет нравиться людям, тогда я могу сказать: «Да!»

         

Бизнес и я – это разные вещи, я держу дистанцию от него. Я вкладываю в него, но, если все идет правильно, он будет развиваться независимо от меня, потому что в нем много других составляющих, много людей, которые помогают мне все это строить, вкладывают свою силу, энергию, талант, знания, которых у меня нет. Но я вместе с ними работаю, и в конце получается результат, которым мы все вместе гордимся. Я могу сказать, что за полтора года деньги не только вернулись, но и пришла прибыль.

Что касается бизнеса, то я попробовала открыть магазин, несмотря на то что все эксперты моды меня отговаривали. Тем не менее я рискнула, арендовала бутик неподалеку от дома, и за эти месяцы у меня был финансовый прорыв. На эти деньги я сейчас могу делать коллекции, снимать фотосессии. Кстати, над первой моей фотосессией работали Жанна Дубска и Валдс Кляйн.

Риск всегда есть, и надо быть готовым к менее гламурным моментам, надо быть готовым быть человеком-оркестром. Если есть тяга к моде, то обязательно надо попробовать себя в этом.

Нужно вообще слушать себя. Если есть внутренний зов к чему-то, его ни в коем случае нельзя подавлять. Надо дать ему возможность высказаться и дать послушать его людям. Надо прислушиваться к себе. 

 

Реклама
www.ZOOnet.lv
Популярное
наверх!
Яндекс.Погода
Траст cocktail.lv Настоящий ПР cocktail.lv