Kuklačova Kaķu teātra izrāde Klauns un kaķi

НатюрКотики. Голая кошка на моей подушке.

Сфинксы – удивительные бесшёрстные кошки. Когда я впервые увидела фото этого чуда в каком-то журнале, то влюбилась раз и навсегда. В те далёкие времена я могла только мечтать о том, чтобы одна такая живая статуэтка поселилась у меня, это казалось абсолютно невозможным.

Потом я увидела сфинксов на выставке кошек и поняла, что пропала окончательно. И, если о чём-то очень долго и очень упорно мечтать, то твоя мечта обязательно осуществится.  В канун моего дня рождения мы поехали покупать сфинкса. Я не очень представляла себе, что такое питомник, но оказалось, что это обычная квартира, только в ней много кошек и котят. Мы сели на диван, и одна любопытная малышка запрыгнула ко мне на колени. Я осторожно протянула руку и погладила её. А она в ответ потёрлась о мою руку своей мордочкой, нет, не мордочкой, а лицом и замурчала. Домой мы уехали втроём, потому что я так и не выпустила её из рук. Я назвала её Черри, хотя в родословной у неё стояло совсем другое имя. Ей было пять месяцев.

 

Дома  она любопытно пошла по квартире. Дэн воспринял её появление спокойно, а вот Тина, которой было тогда чуть больше года, встретила голышку в штыки. Я ожидала, что кошки подружатся, будут вместе спать и играть, но увы, я не знала тогда тех правил, которыми нужно руководствоваться при появлении в доме, где уже живёт одна кошка, нового питомца, и жестоко за это поплатилась… Долгих семь лет, все те годы, что жизнь отмерила моей любимочке, длилась эта, в принципе, односторонняя ненависть Тины  к Черричке,  я даже вынуждена была отправлять Тину на жительство к дочке.

Черричка была и остаётся до сих пор частичкой моего сердца… Четыре с половиной года нет её со мной, но я вспоминая её, я каждый раз плачу. Я плачу и сейчас, когда это пишу…

Удивительное это было существо, мой маленький голенький человечек.  Мы жили одним целым, ей постоянно нужно было не только видеть, но и чувствовать меня. Стоило мне сесть, как она оказывалась у меня на коленях и забиралась под одежду, прямо к телу, там немедленно засыпала, и если мне нужно было вставать, то я придерживала её возле своего живота одной рукой, а второй что-то делала. Она не любила темноту, и я всегда оставляла включённым свет, когда уходила до вечера. Она тосковала, когда я уезжала, и я всегда это чувствовала,  и тоже очень скучала  Когда у нас появилась Дайви, то Черричка была уже взрослая и, хоть у неё никогда не было котят, пыталась заменить ей маму. Но самые тёплые отношения у неё были с Котом. Пока он был маленький, она его умывала и оберегала, а когда он стал взрослым, то спала вместе с ним, согреваясь о его роскошную тёплую шёрстку.

 

О её любви к апельсинам и мандаринам у нас в семье до сих пор вспоминают со смехом. Стоило взять  в руки апельсин и начать чистить шкурку, как Черри немедленно оказывалась рядом и громко начинала требовать, чтобы с ней поделились. Нужно было очистить с дольки тонкую прозрачную шкурку и поднести к кошке. Она ела с полузакрытыми от удовольствия глазами, порой протяжно вздыхая, причмокивая и чуть ли не похрюкивая. Даже лимон она могла полизать, но вкус настолько кислый ей не очень нравился. И ещё она очень любила конфеты Коровка, а за сыр Дзинтарс готова была на всё.

 

Как мало у меня её фотографий. Уже была куплена моя первая зеркальная камера, но я не стала снимать её в последнее  лето с ужасным огромным швом через всю шею после второй операции. Только несколько кадров старенькой мыльницей, обработанных уже после того, как её не стало, и моя память…

 

К сожалению, она родилась не в том месте и не у тех заводчиков… Её родословная, когда я научилась в этом разбираться, привела меня в ужас. Сначала я долго лечила её от серьёзной вирусной инфекции, которой она и Тину заразила, а через несколько лет оказалось, что шишечка, которая появилась у неё на шее – злокачественная опухоль. Две операции, потом попытка лечения гомеопатией. Отказ почек…

Последнее, что я могла для неё сделать – не дать ей мучиться от боли. Она ушла на Радугу у меня на руках…

Мы похоронили её рядом с нашей первой собакой, на даче, за калиткой около леса…

 

Через две недели, когда у меня уже не осталось слёз, я поняла, что не могу жить дальше без горячего тельца на моей подушке. Брать котёнка я не хотела, потому что все мои животные были уже в возрасте, и я боялось, что они могут затиранить малышку, мне нужна была взрослая кошка из тех, которых выводят из разведения, стерилизуют и пристраивают в очень надёжные руки. И вот, ещё через месяц, как раз в свой второй день рождения, у меня появилась Оливия. Я давно знала Светлану Шацких как одного из самых порядочных и ответственных заводчиков сфинксов, и поэтому смело привезла в свой дом нового жильца.

 

Оливия быстро вписалась в мою разномастную компанию, она сумела найти общий язык со всеми, даже Тина иногда играет с ней в догонялки. С Дайви у них вооружённый нейтралитет - Оливка пытается Даюшку погонять, но получает от меня полотенцем по бессовестной голой попе. Она быстро поняла, как уютно спать в корзинке рядом с Котом, а Кот принял её в качестве некой замены столь нежно любимой им Черрички.

 

Оливка сумасбродна и любопытна, её характер не имеет ничего общего с характером Черри, и это мне постепенно понравилось, всё же я довольно долго к ней привыкала.

 

Десять лет, которые я живу бок о бок с голыми кошкам, сделали меня не просто любительницей этой всё ещё достаточно экзотической породы, но их горячей поклонницей, можно сказать, фанаткой, и теперь я точно знаю, что в моём доме всегда будет хоть один сфинкс.

 

Реклама
Элеонора Григорьева
Элеонора Григорьева
Сфера деятельности: фотограф (натюрморт, работа с животными, семейная съемка на открытом воздухе)
Контакты
Телефон: +371 26796646
Эл. почта: sphynx_cat@inbox.lv
Ссылки:
Facebook
Элеонора Григорьева
Реклама
www.ZOOnet.lv
Популярное
наверх!
Яндекс.Погода
Траст cocktail.lv Настоящий ПР cocktail.lv