Kuklačova Kaķu teātra izrāde Klauns un kaķi
​Нелли Агафонова: «Раньше я покупала бриллианты, а теперь делаю показы»

​Нелли Агафонова: «Раньше я покупала бриллианты, а теперь делаю показы»

Нелли Агафонова – известный московский дизайнер, недавно  отметила свой юбилей на шикарном корабле, где продемонстрировала новую коллекцию родственникам и друзьям, а завершилось празднество салютом на Красной площади. «Роскосмос» сделал ей подарок ко дню рождения, и теперь у нее есть именная звезда в созвездии Весов под именем Star Nelli Style. Уже семь лет Нелли радует дам своими изящными коллекциями.

О том, как создавался бренд NELLI AGAFONOVA, почему ее любимая ткань – шелк, как она добилась успеха, почему для нее работа – это отдых и почему ее пекинеса звали Джимми, читайте в интервью с Нелли Агафоновой специально для Cocktail.lv.

 

Любимец семьи – пекинес Джимми

– Мы построили большой дом, и нашему ребенку в ту пору было неполных три года. У нас были друзья – заводчики пекинесов, которые прошли вплоть до чемпионата Европы со своими собаками. Они пришли к нам в гости на новоселье, и мы разговорились. Моего сына спросили, чего ему не хватает, кроме большого дома, каминного зала. Дети, когда маленькие, всегда просят животных, вот он и сказал: «Мне собачку хочется!» Это как в мультике про Карлсона (смеется). Новоселье было летом, а день рождения у него – 5 сентября. Вот они пришли к нам в гости со щенком пекинеса. Ему тогда было месяца два. У нас чисто условно попросили денежку, потому что собак как таковых не дарят.

Этот пекинес Джимми прожил 15 лет. К большому сожалению, он уже умер. Расставание с питомцем – это всегда трагедия. Особенно для ребенка, вместе с которым рос щенок. В ту пору у него еще не было девушки, и все внимание было посвящено собачке, маме и папе.

Мы не знали, как назвать пекинеса. Тогда был очень модный индийский фильм «Джимми, Джимми, ача, ача», поэтому и выбрали ему такое имя.

На самом деле пекинес – сторожевая порода при китайском дворе, то есть это императорская собака. Поэтому у нее есть характер. Наш питомец был нетерпим к обиде, его нельзя было обижать. Однажды, когда нашему сыну было лет 10, Джимми обидели его друзья. И с тех пор он начал кусать всех детей. Приходилось даже закрывать его от гостей. К сыну он относился так же хорошо, а к остальным детям любого возраста был зол.

Но нас он радовал. Джиммик носил нам тапочки. Многие не верят, но он действительно знал, где чьи тапочки. Я приходила домой и говорила: «Джимми, тапочки!» И он нес именно мои.

Мы за ним всегда ухаживали, постоянно вычесывали. У него этих причиндалов было ровно столько, сколько и у хозяйки. Шампуньки, пузырьки, капельки для шерсти, для зубиков, разные расчески. Надо мной все смеялись, когда видели количество всех средств для Джимми.  

   

  

 

Знаете, любил он больше всех меня. Так сложилось. Не потому, что я хорошая или плохая, а просто, когда друзья пришли к нам с собачкой, мне первой дали пекинеса в руки. Он мог никого не слушать, капризничать с мужем или сыном, но со мной – никогда.

Мы отказались от участия в выставках. Я не была к этому готова, да и сын не хотел. Единственное, у нас было правило для Джимми – мы никогда не кормили его со стола.

 

А вообще сына он любил безумно. Завести еще одну собаку после смерти Джимми, после той большой любви, мы не смогли. Потом сын вырос, с собакой некому гулять, да и темп жизни увеличился.

В один из приездов Нелли Агафоновой в Ригу и  был сделан фотосет с участием померанского шпица Эдди (Amber Soul Edmonne Etienne, вл. Рита Кация). Съемка проходила в интерьере гостиницы Eoropa Royale Hotel.

 

Бренд NELLI AGAFONOVA: с чего всё начиналось?

– Нелли, расскажите об истории создания вашего бренда. Я знаю, у вас два высших образования. Оба – в области экономики, и оба – с красным дипломом. Как вы попали в мир моды?

– Да, я окончила факультет бухгалтерского учета хозяйственной деятельности Белгородского кооперативного института и экономический факультет Московского экономического института. Начнем с того, что я всегда шила, с самого детства. Но это не говорит о том, что я мечтала стать модельером. Ничего подобного!

Расскажу вам забавную историю появления моего первого платья. Однажды, когда я была маленькой, родители ушли в театр, а я осталась дома с бабушкой. Мы тогда приехали из Германии, и папа подарил маме кримпленовое платье. Я была ребенком, и мне захотелось такой же наряд, как у мамы. Я взяла свое маленькое платье и просто наложила на мамино прямо посередине нижней части юбки, вырезала по контуру, подошла к бабушке и говорю: «Надо его сшить!» Бабушка была в шоке.

Когда родители вернулись из театра, мама была возмущена. Хорошо, что папа ее за руку держал. Он сказал: «Тихо. Все равно платья уже нет. Не порти ребенка». Наверное, тогда мне и подарили возможность творчества. Мама меня, конечно, много раз упрекала потом за это.

Потом я рисовала платья карандашиками на бумажных куколках, рисовала одежку для куколок. На летних каникулах много читала и шила одежду для пупсиков. Когда я выросла и дружила с мальчиками, бывало, они приходили ко мне в гости, и я была вынуждена быстро-быстро прятать под подушку всех своих куколок, чтобы никто не видел, как я, как тогда считалось, занимаюсь ерундой.

Во всяком случае, мне не отбили охоту шить родители. У мамы с бабушкой была своя портниха. Мне покупали мало вещей, тоже чаще их шили. Потом в институте не хватало тех вещей, которые я хотела бы носить, и я была вынуждена покупать какие-то выкройки и шить.

Вот так хобби частично переросло в бренд NELLI AGAFONOVA. В 2009 году я официально его оформила. Заявила о себе, создав коллекцию из 53 моделей. В этом году я сделала 55 моделей плетьев по случаю своего 50-летнего юбилея. Было представлено 50 платьев и еще пять — на мне.

У меня был такой исторический момент, когда из 53 моделей я продала 43. Такого никогда нигде не было – так говорят. Я сама этого не ожидала! И остались как раз те 10 платьев, которые я не хотела бы ни продавать, ни дарить. Я до сих пор в них хожу и очень их люблю. В дальнейшем,  у меня пока  не случалось, чтобы было продано 70% коллекции. Потом с этой же коллекцией я выступила в «Метрополе» на Екатерининском балу – очень красивое действие с актерами Большого театра.

На самом деле, в моей коллекции,  практически нет ни одного наряда конкретно для деловой встречи. Мой бренд не подразумевает создание конкретно делового гардероба, но клиенты заказывают и деловые костюмы, коктейльные платья. В основном мои клиенты – влиятельные люди Москвы: банкиры, финансисты, бизнес-леди.

Потихонечку, маленькими шажками я шла к своему успеху. Сейчас меня знают не только в России, но и в Европе. У меня много поклонников, меня любят клиентки. Я не шью мужскую одежду, так как работаю, в частности, с шелком, который не очень любят настоящие мужчины. Может быть, у них есть одна-две беленькие шелковые рубашки на выход, и все. А смысл затрачивать энергию на то, что они смогут купить в бутике или заказать у мужского дизайнера? Если это не мое, значит, не мое. Как говорил профессор Преображенский: «Каждый должен заниматься своим делом».

Потом, я никогда не старалась быть похожей на кого-то. Я уважаю всех наших российских дизайнеров, потому что каждый творит в своем русле. Я не могу выделить, кто мне больше или меньше нравится. Мне все одинаково приятны. Со многими дизайнерами в России я лично знакома.

 

– А вы можете выделить каких-то дизайнеров? Кто нравится лично вам?

– Не могу сказать, что чьи-то работы мне неинтересны, потому что у каждого дизайнера свой почерк, свой взгляд на этот мир. Кто может сказать, что у Агафоновой ничего не получается? А вы знаете мой внутренний мир, о чем я думаю, что могу донести до публики? Сравнивать – это, наверное, удел убогих людей. Два человека не могут быть одинаковыми. Мать может родить двух детей от одного отца, а они будут разными. Тем более сравнивать людей, которые занимаются своим бизнесом, каждый на своем поприще. Неважно, дизайнер это или плотник. Он видит мир таким, каким доносит его до нас.

 

Я не буду выделять кого-то одного. Могу сказать – что-то мне очень нравится, что-то меньше, но так же могут сказать и обо мне. А из зарубежных дизайнеров действительно есть те, которые мне очень нравятся: дизайнеры из арабского мира, модный дом Alberta Ferretti, Dolce & Gabbana, Gucci и Armani.

 

Внутренний мир бренда NELLI AGAFONOVA

 

– У каждого бренда есть своя отличительная черта. Чем выделяется ваш бренд?

– Конек моего бренда – пальто. Разной формы, из разной ткани. В основном предпочитаю пальто жаккардовые и парчовые. В них можно пойти как на деловую встречу, так и после нее на вечеринку, как я иногда делаю сама. Пальто выглядят невызывающе для делового мероприятия и очень корректно на вечернем променаде.

– Почему вы так много работаете именно с шелком?

– Шелк – скользящий, очень приятный на ощупь, обволакивающий, женственный и сексуальный. Это тот материал, который вдохновляет многих художников на создание сексуальной одежды. Она необязательно должна быть открытой. Мужчина не может оторвать взгляда от шелковой одежды, он утопает в этом убранстве.

Знаете, можно сделать самое дорогое платье и не донести его до публики. Например, если неправильно прошлась модель на подиуме или неправильно была сделана фотосессия, платье может потерять свою значимость.

Шелк не имеет возраста. Это тот материал, который женщину превращает в богиню. А если к шелку еще прибавить парчу! Это две ткани, которые создают образ роскоши. Также можно добавить к парче бархат – это как раз те материалы, которые были позволительны только императорским домам, ткани, которые были по средствам только влиятельным людям.

Случилось так, что мы, простые смертные, можем себе позволить такие ткани, как парча, бархат, шелк, из именных коллекций лучших домов моды. Представляете, какое блаженство – иметь эти ткани. И вы, конечно же, в них выглядите по-другому.

Иногда говорят, зачем покупать платье за 10 000 долларов, когда можно купить за 10 000 рублей и так же выглядеть? Это невозможно, вы никогда не будете так же выглядеть. Ткани, которые стоят таких больших денег, создаются специально для роскоши. А платье, которое стоит 10 000 рублей… Это разные вещи. Когда вы надеваете такое платье, чувствуете в нем себя роскошной.

Также женщина в своем гардеробе обязательно должна иметь пару хорошей обуви, пусть будет одна сумочка, но очень достойная, хотя бы из хорошей кожи, пусть даже не брендовая.

 

– Какой вы видите женщину? У бренда есть своя философия?

– Это должна быть очень изящная женщина. Моя одежда создана для леди, у меня нет вульгарных вещей. Те ткани, которые я приобретаю, не подразумевают эпатажа. Вещи у меня достаточно закрытые, но они шелковые, нежные, поэтому не надо совсем открывать спину или грудь. 

Мои вещи должны быть благородными. Я не хочу себя ни с кем ассоциировать, это мое собственное мнение, это мое видение женщины. А вы его либо приняли, либо нет. Женщина необязательно должна быть статуэткой. Поверьте, есть много изящных женщин при своей полноте. Они выглядят гораздо роскошней, чем самые стройные и худые девушки.

Фото: Татьяна Николаева и Владимир Кольчунов

Знаете, когда вы надеваете платье и выходите в свет, то не просто несете его. У вас так должны гореть глаза, чтобы вам поверили, что вы яркая, желанная, настолько роскошная, что вас хотят. А если женщину не хотят – это самое страшное, что может быть. Когда девушка говорит со своей ложной скромностью: «Мне это не надо!», никогда не верьте в это. Это всем надо – как девочкам, так и женщинам, как холостым, так и замужним. Любая женщина рассчитывает на то, что на нее посмотрят, на нее обратят внимание, что ей сделают комплимент, достойный ее.

Когда любишь человека, говоришь правильные комплименты. Например: «Как ты прекрасна в этом платье!» А неправильный: «Какое красивое у тебя платье!» А тебя в этом платье как будто нет. Так происходит потому, что недалекие люди не хотят подчеркнуть чью-то самодостаточность. Они не хотят признать, что женщина стоит этого комплимента. Платье само по себе не может ходить. Уверенные в себе люди всегда дарят правильные комплименты.

– А что вы сами носите в повседневной жизни?

– Я крайне редко ношу вещи, которые не сделаны мною. У меня практически нет таких в гардеробе. Все, что я ношу, – это 99% вещей, сшитых мною. Единственное, конечно, я покупаю украшения, сумочки, обувь. Я этого не делаю и не стремлюсь к этому. Да и зачем? Это не мое. Я лучше заплачу человеку за его труд, но куплю ту вещь, которая мне будет приятна, и она подойдет к моему изделию.

Ношу больше платьев. У меня две-три пары брюк, которые надеваю крайне редко. Я всегда говорю: «Дамы, не носите брюки, потому что в них ходят мужчины. Им очень хочется видеть женщину в платье». Мужчины тоже видят глазами. Когда женщина с красивыми формами идет в роскошном платье, они, конечно, обращает на нее внимание.

И не забывайте: улыбка всегда в моде. Дамы, улыбайтесь! Улыбайтесь искренне, а не когда накачали губы и не знают, как сотворить оскал в виде губ. Когда человек улыбается искренне, он улыбается глазами, и это видно по нему. Он становится лучезарным, искристым, его замечают. Когда мужчина вас замечает, вам все равно это приятно. Неважно, где вы – в ресторане с подружкой или в баре с друзьями.

      

 

Любая женщина, выходя из дома, должна задуматься о том, как она выглядит. Своим внешним видом можно рассмешить окружающих. Чтобы быть эпатажной, ума много не надо, а вы попробуйте быть красивой, вот здесь уже нужно включить мозги, а они присущи не каждому.

Даже у себя в загородном доме я надеваю платье в пол и каблуки. Мне нравится хорошо выглядеть. Я получаю удовольствие от себя и дарю его другим. Это нормально! А вспомните XIX век, чеховских и тургеневских девушек! На даче они надевали красивые шляпки, роскошные наряды: белые шелковые, батистовые платья. И даже не позволяли своим девкам, которые на них работали, выглядеть плохо летом. Они прислугам отдавали свои старые вещи, чтобы те выглядели хорошо в присутствии их гостей.

Мы это все утратили – настала революция: кто был никем, стал всем. Вот мы и пришли к общему знаменателю. Все некрасивое пришло на смену красивому, а мы никак не можем это вытравить. У меня сейчас много клиенток, которые хотят иметь роскошные вещи не только для выхода в свет, но и для дома. В том числе ночное белье: красивые халатики, пижамы с кружевами.

   

Фото: Татьяна Николаева и Владимир Кольчунов

В чем залог успеха?

– Нелли, как вы думаете, какими качествами должен обладать человек, чтобы добиться успеха?

– Целеустремленностью. Он должен гореть. Я ничего не делаю просто так. Я либо начинаю и заканчиваю, либо понимаю, что ничего не получится. Говорят: «Сильные люди всегда идут к своей цели, слабые падают». В какой-то степени я соглашусь. Знаете, бывает, человек прошел девять ступенек, осталась последняя десятая. Вы уже устали, не поднимаются руки, ноги. Кто-то на седьмой падает, кто-то – на пятой, а вы поставили себе цель, вы все равно должны достигнуть ее. Если нет, то зачем вы ее ставили перед собой? В чем был смысл цели? «Попонтиться» перед друзьями? Часто слышу, как много у людей проектов, а у меня один проект, и я довожу его до конца.

Омар Хайям сказал:

Чтоб мудро жизнь прожить, знать надобно немало,

Два важных правила запомни для начала:

Ты лучше голодай, чем что попало есть,

И лучше будь один, чем вместе с кем попало. 

Одеваться надо в хорошие вещи, а не во что попало. Дружить с хорошими людьми, а не с кем попало. И обязательно нужно дружить с теми людьми, которые видят вас не просто как цель дружбы, когда вы что-то можете дать, а просто потому, что вы есть такая, со всеми вашими плюсами и минусами. Вот это настоящая дружба.

Фото: Татьяна Николаева и Владимир Кольчунов

 

– Как семья относится к вашему делу?

– Потрясающе. Они меня не трогают, а я – их (смеется). Мы договорились, что это чисто мое. Муж и сын никаким образом не касаются моего творчества. Когда им надо было делать карьеру, я им помогла, а потом сказала: «Вы всего достигли, позвольте и мне сделать это самой». Сын вырос, муж состоялся – сейчас при серьезных погонах. Я тоже смогла сделать что-то приятное для себя самой.

Я не сидела дома и не плакалась, что чего-то дома не хватает. Ну, не хватает у меня денег, возьму кредит. Нормальный человек понимает, что хороший и дорогой показ стоит больших денег, а спонсоров у меня нет и никогда не было. Я особо не стремилась их искать, потому что это зависимость. И я все время боялась, что кто-то может сказать, что он помог мне встать на ноги. А теперь пусть что угодно говорят – я состоялась. Я сделала все сама за свои деньги: и показы, и мероприятия – это собственные вложения. Просто раньше я покупала бриллианты, а теперь я делаю показы.

 

«Моя работа – это отдых»

– Нелли, как вы предпочитаете отдыхать?

– Вы знаете, я не умею отдыхать. Это моя самая большая беда. Даже на отдых я беру с собой работу. Первый день я еще могу погулять, посидеть где-нибудь с друзьями, отдохнуть. На второй день я все равно сажусь к компьютеру и начинаю творить.

Я себя не вижу без работы, я больше ничем не умею заниматься. И потом мне становится скучно. Чтобы лежать весь день на диване… Я пробовала, у меня не получилось (смеется).

Почему мне говорят, что я много работаю? Мне кажется, что я отдыхаю, потому что делаю то, что люблю. Вы много знаете счастливых людей, которые могут сказать, что ходят на работу потому, что любят это дело? Моя работа – это отдых. В ней я нахожу покой, удовлетворенность. Я там живу, это мой мир, в который никого не пускаю до показа. Кроме того, у меня один день красоты, еще неделю я отхожу и снова начинаю встречи, интервью, мероприятия.

   

   

Фото: Татьяна Николаева и Владимир Кольчунов


Партнеры съемок:

Прическа и make-up: Diana Domenika (Диана Плетиена), салон красоты Strogonovs, www.strogonovs.lv

Съемка: интерьер отеля Europa Royale Hotel Riga , www.europaroyale.com

Реклама
www.ZOOnet.lv
Популярное
наверх!
Яндекс.Погода
Траст cocktail.lv Настоящий ПР cocktail.lv