О НЕВКУСНОЙ И НЕЗДОРОВОЙ ПИЩЕ

О НЕВКУСНОЙ И НЕЗДОРОВОЙ ПИЩЕ

 О НЕВКУСНОЙ И НЕЗДОРОВОЙ ПИЩЕ.
И снова здравствуй, наш любознательный читатель, которому не терпится прочесть что- нибудь эдакое из-под пера Братьев Хукерманов. Решили мы тебя познакомить с некоторыми особенностями жития- бытия курсантов школы инструкторов служебных собак. Рассказ будет изобиловать подробностями, иногда не шибко приятными,- извиняй, в таком деле без подробностей никуда. Иначе как ты, человек безмерно далёкий от всего описываемого, сможешь погрузиться в непередаваемую атмосферу того времени и тех событий ! Так что опять " Записки кинолога "...
 Ну, сногсшибательного сюжета в этот раз не обещаем, но есть несколько историй, которыми нам хотелось бы с тобой поделиться.
Относятся они к тому далёкому периоду истории, когда Сергей Цыба, он же Хукерман- старший, ещё не был тем, кем стал впоследствии, а проходил службу в пограничных войсках. Если же быть более точным- курсантом в школе инструкторов служебных собак, сокращённо ШИСС. Находилась эта школа в городе Великие Мосты, что на Львовщине.
Итак, немного расскажу о школе и учебной части, на территории которой школа инструкторов располагалась.
Обучение длилось полгода, обучалось в школе около двухсот курсантов, - две учебные заставы обучали инструкторов для линейных застав, две- для контрольно- пропускных пунктов. Твой покорный слуга должен был прходить службу на линейной заставе, как в песне пелось- " На святом границы рубеже... ". Само собой, что специфика была абсолютно разной : у нас упор делался на следовую и задержание, у них - на поиск наркотиков. Основные же дисциплины типа- ОКД, ЗКС и полосы препятствий, были обязательными для всех ( ну, кроме спаниэлей, естественно ).
Вообще же, в нашей полностью учебной части было ещё две школы - школа командиров строевых отделений ( ШКСО ) и школа технических специалистов ( ШТС ). В первой обучали сержантов- командиров строевых отделений, а во второй учились те сержанты, которым предстояло командовать постами технического наблюдения, работать с аппаратурой связи,- в общем, технари.
Школы недолюбливали друг друга, что всячески поддерживалось различными спортивными и культурными мероприятиями: смотрами художественной  самодеятельности, строевой подготовки, спортивными праздниками и даже КВНом,- все хотели стать первыми, потому как честь школы и родной учебной заставы была далеко не пустым звуком. Инструктора всегда стояли как-то особняком, даже школа находилась через дорогу от основной части, поэтому нас недолюбливали особенно явственно, ласково величая " шизики ", по созвучию от аббревиатуры.
Обучение в сержантской учебке проходило максимально жёстко, я бы даже сказал- жестоко. Теперь то я понимаю, что целью этой жестокости была чёткая задача- сделать настоящими бойцами- командирами  гражданских маменькиных сыночков, балованных размазней, коими мы на тот момент и являлись. Офицеры же и сержанты на наши увещевания и сетования тыкали каждого мордой в устав, где чёрным по- русски было написано, что " воспитание младшего командного состава должно производиться на высоком уровне трудностей, с целью опеспечения функциональности вверенного подразделения в боевой обстановке "- ни больше, ни меньше.
Переводя с идиотского на русский, можно сказать,- дрючили нас так, что учебный пункт в родной части казался санаторием или домом отдыха. " Физуха ", занятия с собаками, тактика ПВ, боевые стрельбы, защита от оружия массового поражения ( ЗОМП ), наряды и масса другой хрени- всё имело цель  выбить из тебя гражданскую дурь и сделать этаким киборгом, не обсуждающим, а тупо исполняющим любые приказы. Надо сказать, что это часто было резонно, - нельзя себе представить, что инструкторов из нас можно было сделать с помощью уговоров и ласковых просьб. Ну не может нормальный человек хотеть бежать 10 километров в полной боевой выкладке, или под воображаемым пулемётным огнём противника ползти в противогазе по сугробам от кухни собак к вольерам, толкая перед собой бачок с раскалённой кашей ! 
Словом,- учиться было трудно, но можно; человек ко многому привыкает, особенно в безвыходной ситуации. Самым проблематичным, самым острым в нашем тяжёлом курсантском бытие был другой вопрос- вопрос питания. Вот он стоял во всей красе, ежедневно, всеобъемлюще и глобально, то есть- жрать хотелось всегда. Нет, не есть, а именно жрать- быстро, много и абсолютно непринципиально, что.
Родина вообще не парилась над нашим рационом,- всё питание сводилось к формуле " дёшево и быстро ", и было рассчитано на поглощение определённого количества килокалорий, а отнюдь не на вкусовые качества.
Не знаю, чем провинились перед Господом наши собачки, но их кормили ещё хуже, чем нас, поэтому каждый, как мог, подкармливал лохматого друга из своего скудного пайка.
Так что еда занимала большое место в курсантской жизни, поэтому в " Записках кинолога " ей отводится достаточно много места. Какие- то из этих историй будут предложены твоему, читатель, драгоценному для нас вниманию. 
                                     КАК И ЧЕМ КОРМИЛИ В УЧЕБКЕ.
Нее, понятно, что кормить надо, чтобы организм поддержать функционально. В общем, чтобы не издох организм на почётном боевом посту. Опять же,- в отряде больше двух тысяч рыл пограничников, каждому омлетик или котлетку не пожаришь, это тоже надо понимать. Ну и, как аргумент,- много солдатиков у Родины- мамы, сложно такую ораву прокормить вообще. 
Основными блюдами на первое- второе были щи из кислой капусты и картошка с той же кислой капустой. Отличались данные блюда отнюдь не вкусовыми качествами, а количеством воды- в супе её было больше, чем во втором.
Если ты думаешь о том, что знаешь, что такое кислая капуста, могу сказать, что не знаешь ты об этом ни хрена. Армейская кислая капуста хранилась в здоровенных таких бетонных ямах,- там её заготавливали, оттуда же добывали. Ямы были для санитарии побелены, но запах от этого места исходил более невыносимый, чем от выгребной ямы,- с годами в бетон въелся. Добывали капусту из ямы вилами, смрад стоял такой, что была реальная возможность свалиться вниз, поэтому многие в такие моменты мечтали о противогазе, как о манне небесной. Кислота продукта заложена в самом названии, после употребления нашей капусты смело можно жрать лимоны на спор в кожуре без сахара.
В непромытую капусту добавлялась по объёму вода, некоторое количество картофеля, очень небольшое количество мяса, явно не относящегося к первому сорту  ( кажется, что эта свинина и состояла из жира, свиной шкуры и костей ), и вуаля ! - щи готовы !!! С непривычки жрать абсолютно никакой возможности, потом привыкаешь,- а куда деваться? Самый неприятный момент в , так сказать, послевкусии - это перманентная изжога, которой страдали курсанты. Нет, когда на занятиях или в наряде- ещё куда ни шло, а когда на кроссе в 6 или 10 километров прихватит? Вот это жопа, грубо говоря, и ведь никого не волнует твоя изжога- будь добр бежать, и точка !
Почему второе блюдо, оно же пюре, было с добавлением той же капусты ? Ну, это просто - картофеля было в обрез, давали его строго по весу. Наряд садился чистить картошку в 20.00, после чистки надо было ещё убрать овощной зал, и только после этого отправлялись спать. Варочный цех поднимался в половине четвёртого, остальные в пять тридцать - так что чем раньше почистишь, тем дольше поспишь. Очищенной картошки должно было быть две ванны на 200 литров,- значит, неочищенной около полутонны !!! Понятно, что чистящие особо не волновались насчёт качества своей работы, поэтому недостающее для пюре количество повар восполнял всё той же капустой - кушайте, как говорится, на здоровье...
Из каш преобладали перловая и пшённая, гораздо реже была гречка. Понятное дело, что варилось всё это на воде, чтобы не испортить наши изнеженные желудки молочными продуктами. Перловку торжественно называли " Дробь шестнадцать с мясом белого медведя ", потому что неразваренную крупу всегда венчали крупные куски свиного сала под соусом " бешамель ". Пшено представляло собой монолитный продукт, который с трудом поглощался по причине вязкости и большого удельного веса,- иногда его было трудно вообще отскрести от миски.
Макароны были тоже часто, - ни глаз, ни желудка они не радовали, были серыми на цвет и не разваривались никогда, сколько бы их ни мучили в котле. Поскольку в них присутствовал запах тушёнки, народ предпочитал более макароны, нежели каши и пюре.
Иногда к пюре давали жареную рыбу, это была дальневосточная ставрида, на складе её получали мороженую- перемороженую в брикетах. Оттаивая, она источала смрад рыбьего жира, к которому после жарки добавлялся свежий аромат прогорклого масла. Многие ребята с удовольствием её ели, так как вообще рыбой не были избалованы,- я же, как человек из Прибалтики, ел только с голодухи, прекрасно понимая, что рыба никуда не годится.
Естественно, что на наших столах присутствовали и разносолы, так называемый гарнир. Из гарниров нам предлагались : салат из зелёных помидоров, салат из кислой капусты ( уже смешно, не правда ли ? )  и солёная дальневосточная же сельдь иваси.
Помидоры зелёные получали в бочках из Башкирии, отчего за ней прочно закрепилась репутация " Страны Вечно Зелёных Помидор " . Видно, что процессы брожения продолжались в бочках и после закрытия, поэтому бочки приходили страшно раздутыми. Откупоривание бочки было отработанным процессом,- сбивали верхний обруч, потом стучали по бочине палкой, - в результате крышка лупила в потолок, как пробка от шампанского ! Правда, часть содержимого бочки оказывалась на полу, но это не беда,- всё равно все помидоры надо было промывать от пятнышек белой плесени. Но вот помыли, лучку репчатого да маслица подсолнечного добавили, и салат готов !
С салатом из кислой капусты и того проще- промыли, лучку с тем же маслицем добавили, и - кушать подано ! Этот салат, почему-то, популярностью не пользовался.
Сельдь дальневосточная поступала в тех же бочках, с подобными же процессами, только уже не брожения, а, извините, разложения. Ведь каждому, кто живёт у моря, известно, что рёбра у солёной селёдки не должны из-под шкуры торчать, такая рыба- пропавшая. Для гражданских, но не для армии ! Поэтому промывали, добавляли всё тех же маслица и лучка, и , буквально,- за уши не оттащишь !
Отдельно про хлебушек. Хлебушек был белый и не чёрный, а серый. Временами, видать, на хлебозаводе чего-то путали, поэтому серый от белого можно было отличить лишь гипотетически. Ни вкуса, ни запаха хлеба ни тот, ни другой не имели. Поскольку ничего другого под рукой у нас не было, этот же хлеб использовали в качестве лакомства для собак. Слава Богу, на столах его оставалось достаточно.
За завтраком и ужином подавался напиток " Чайный ", за обедом- компот из сухофруктов, самое светлое пятно на неприглядной личине армейского общепита. За теми же завтраком и ужином мы поглощали полагающиеся нам жиры, так называемую пайку масла, пятнадцатиграммовый кругляшок. Масло ценилось на вес золота. Гурманы намазывали на белый хлеб масло и сверху сыпали драгоценный сахар. Но тут уж дело вкуса- или хлеб с сахаром, или чай !
И, конечно, самыми праздничными днями были воскресенья, потому что именно в этот день ты получал вожделенные варёные яйца, - хочешь- вкуснейший бутерброд сделай, а хочешь- так ешь ! Вкуснотищща !!!
Примерно так нас кормили- изо дня в день, месяц за месяцем. Ладно бы только сама еда, но ведь были ещё вводные ! К примеру, во время принятия пищи тревога или газовая атака в среду ( день защиты от оружия массового поражения ) - вместо приёма пищи или побежали куда-то, или, того хуже, простояли тут же, в противогазах ! Или вся застава пролетела в чём-то, где-то, как говорят сейчас, мы накосячили, - опять же, мимо еды. Пусть даже такой, но еды !
Я уже не говорю, что времени на приём пищи отводилось крайне мало, и никого не волновало, что что-то там горячее ! Глянь, остыло и,- " Застава встать! Закончить приём пищи, выходи строиться ! ". Так что чувство голода было постоянным, острым и заглушалось только на первые полчаса после приёма внутрь калорий.
Поэтому поход в солдатскую чайную, в просторечии именуемую " чепок ", был круче, чем рай со всеми фонтанами и гуриями. В чайной было всё- кофейный напиток из цикория, но кофейный ! И пусть эклеры, песочные пирожные и заварные кольца были в чайной, почему-то, одинакового вкуса, но это были пирожные ! Даже котлета или отбивная, я не говорю о великом салате оливье, который для меня до сих пор венец кулинарной мысли,- даже их можно было приобрести и насладиться ВКУСОМ ПИЩИ. Даже не самим блюдом,- нет, это было олицетворение некоей твоей свободы, напоминание о том, что где-то есть другая жизнь, свободная от щей, родной дом, где, может быть, любят и ждут...
Но поход в чайную был событием редким, - либо планово раз в пятилетку, либо за особые заслуги. Жополизы попадали туда чаще, но их у нас не жаловали. Я же всегда находился в оппозиции к оккупационным властям, поэтому в чайной был раз пять за полгода обучения, из них пару раз- самовольно.
Так что было два возможных пути разнообразить рацион и заняться гастрономическим развратом- либо попасть в чайную всеми правдами и неправдами, либо получить из дому посылку. Вокруг этих двух вещей и завязаны пара не совсем скучных рассказов о тех делах давно минувших дней...
                                           НЕТ ПРЕДЕЛА ЧЕЛОВЕЧЕСКИМ ВОЗМОЖНОСТЯМ !
Вот, друг мой, теперь я это твёрдо знаю и тебе могу сказать ! А началась эта история в один из ничем не примечательных вечеров, когда мы с Жекой Кокоревым кашеварили на кухне служебных собак, сокращённо- кухне СС.
Это сначала наряд на кухню СС - полная задница, а потом ничего, привыкаешь, и даже находишь в этом наряде положительные моменты. Пока ты молодой и зелёный, нет в тебе расторопности и хватки,- то кашу разольёшь, то бачки опрокинешь. Головы эти  чёртовы коровьи тупым топором не разрубить ( а глаза ещё и на тебя лупают, жуть ! ), бачки от каши холодной водой хреново отмываются, а их больше двухсот штук ! В варочном цеху от котла парит постоянно, сверху кашки частенько тонким слоем опарыши плавают; раствор креазота ( для дезинфекции ) воняет так, что хочется блевать,- ужас дикий, а не наряд !
А потом, с опытом,- по- пыренькому головы порубили, кашу сварили, разлили по бачкам, за собой убрали, овощи почистили- потёрли- добавили вместе с жирами и витаминами- и сиди, отдыхай ! Со сноровкой появляется свободное время, которое надо расходовать рационально, а не на какую- нибудь фигню, типа написание письма той бабе на родину, которая тебя давно уже не ждёт.
Поэтому я и предложил Женьке сорваться из наряда, поскольку вечер, дела все уже сделаны, а до закрытия " чепка " ( ещё раз напомню, чтона армейском жаргоне так называлась солдатская чайная ) оставался почти час. Жека, как честный курсант и осторожный человек, поначалу отнекивался, но здравый смысл и разыгравшийся аппетит , всё-таки, перевесили доводы морали и инстинкт самосохранения.
До " чепка " идти всего ничего, метров 800, но опасностей может подстеречь много. То офицер какой встретится, то подразделение откуда-нибудь чапает- два человека, тем более, в " подменке " ( форма одежды, которую одевали при несении нарядов, если была возможность одежду сильно испачкать ), перемещающихся куда-то, могли вызвать нежелательные вопросы. Поэтому шли аккуратно, с опаской.
Дошли без приключений, и понеслась душа в рай ! Два оливье, рубленая котлета, стакан сметаны, два эклера, ореховое кольцо и стакан кофейного напитка,- праздник жизни удался ! Жека употребил примерно такое же количество пищи, стал медлительным и вальяжным. С целью улучшения и без того хорошего настроения, а также для продолжения банкета на оставшиеся деньги приобрели больше килограмма рассыпчатого песочного печенья, объёмный  кулёк с которым я сунул за пазуху. Еда расцветила мир совсем другими красками, добавила уверенности в себе и наглости. Поэтому мы решили не идти в обход, как шли до того, а пройти прямо через отряд, мимо штаба,- недалеко от бани была неприметная калитка, таким образом мы срезали бы метров триста.
Прошли мимо штаба с неизменным памятником Дзержинскому, отдали ему честь и встреченному майору, и уже, было, свернули к бане,но...
У нашей заставы банный день был, почему-то, в четверг, и это был четверг !!! Поэтому от бани в расположение школы шла наша застава, ведомая кем-то из сержантов. Расстояние между ними и нами было метров пятьдесят, не более, надо было срочно что-то придумать, но что? 
Дело было зимой, снег был, конечно, но не так, чтобы много- сантиметров тридцать- сорок. И мы ещё, само собой, не в маскхалатах, а в подменке,- попробуй, спрячься на снегу ! А куда деваться ?! Мы нырнули за живую ограду вокруг Феликса, кустики высотой сантиметров в шестьдесят, летом бы ещё на них листва была бы, а сейчас ? Вжались в снег, как только смогли, даже дышать перестали ! По иронии судьбы, застава повернула головы в нашу сторону, по традиции отдав честь железному солдату революции " Равняйсь! Смирно ! ",- так что отдавали они честь не только стоячему Эдмундычу, но и нам, лежавшим на снегу у его ног. В полутора метрах, ровными рядами перед нашими лицами прогрохотали кирзачи заставы, и подразделение скрылось за углом. Мы ещё некоторое время полежали, не веря до конца в такое невероятное везение, а потом вскочили и наперебой стали рассказывать друг другу, кто и как со страху чуть не обделался.
- Неее, Жека, прикинь, как повезло, а ! - задыхался я от восторга.
- Да, Серый, я уже подумал - всё, жопа нам ! И деваться некуда ! - не отставал Жека.
- Нас бы в нарядах старшина, урод, сгноил бы, если бы мы спалились ! - верная мысль, ох, какая верная !
- А я ещё думаю,- " Ну, Серый, ты и  козёл, нафига я повёлся !",- не унимался Жека.
Так мы весело галдели и уже почти дошли до бани, как вдруг скрипнула дверь, и на её крыльцо вышел старшина нашей заставы старший сержант Туранов.
О Туранове хочу рассказать  отдельно.
 Если есть люди, на чём-то убитые, Туранов был убитым на спорте. Чемпион учебного отряда по подъёму с переворотом,- это невероятно, но он делал его больше 120 раз !!! На одной руке раз тридцать подтягивался, отжимался вообще чуть не по часу, а бегал как !!! Как конь бегал,- в конце очередного марш- броска Туранов бежал увешанный, как новогодняя ёлка, чужими автоматами и вещмешками, да ещё тащил какого-нибудь горемыку за ремень, как на буксире. Его боялись и уважали - он был суровым и справедливым, никогда не наказывал ни за что и не требовал большего, чем мог и умел сам ( я не имею в виду подъём с переворотом, Шварценеггер не сделал бы больше ).
И вот этот человек вышел на крыльцо и стал возиться с замком бани.
Мы ж забыли, что он всегда уходит последний,- проверяет порядок и закрывает помещение !
Расстояние было достаточно большим, метров сто; к тому же, перед баней горел фонарь и нам его было лучше видно. Но и он видел нас, то есть видел двух каких- то курсантов, которых в этом месте, в это время и в таком количестве быть не должно!
Ноги почему-то враз стали ватными, а по спине пополз предательский холодок. Туранов на какое-то время замешкался, обдумывая ситуацию, а потом зычно гаркнул:
- Аллё, курсанты ! Я не понял, чё мы там делаем, а !? Оба, ко мне !- приказал он тоном, который нельзя было игнорировать. По крайней мере, он привык, что такой тон действует на курсантов, как дудочка факира на кобру.
Но в этот раз получилось всё с точностью до наоборот. Неожиданно для самих себя, не сговариваясь, мы с Жекой втопили с места по прямой к забору части. Я никогда не бегал так быстро ни до, ни после. Особенно, если учитывать, что часть пути пришлось бежать по снегу. 
Туранов слегка опешил, но тут же с криком " Курсанты,стоять !" набрал крейсерскую скорость в нашем направлении. Первоначальная наша фора по времени начала таять катастрофически быстро, а впереди было самое страшное - забор отряда. 2 метра и 50 сантиметров гладкого железобетона. А мы тяжёлые после обильной пищи, печенье ещё треклятое за пазухой, да и со снега стартовать - не с асфальта. Плюс кирзачи, плюс фуфайка. В лучшей физической форме и обмундировании перемахнуть можно, но сейчас ?...
Это было круче, чем на Олимпиаде,- попытка была одна, но мы её использовали на все сто! Ну, ладно я перемахнул легко,- во мне роста 186 да плюс адреналин бахнул, но когда перемахнул Жека со своими метр семьдесят два !!!! Ломанулись бежать дальше, и вдруг услышали с той стороны забора звук упавшего тела и поняли, что Туранов НЕ СМОГ !!! Мы выиграли свою Олимпиаду!, - нет, мы выиграли круче, мы преодолели невозможное, мы преодолели самих себя !!!
- Ыхх..ыы... Кур...сан..ты...! Кто такие, доложитесь ! - проревел с той стороны забора, как взбешённый бык, Туранов.
И вместе с его рёвом пришло вдруг осознание того, что ничего он нам сделать не сможет,- до дыры в заборе метров триста, а силы на рывок с прыжком он уже  исчерпал. И, опять же, не сговариваясь, зажав носы, мы скоморошьими голосами заблеяли:
- Ну, чё, урод, догнал?
- Запыхался, козлина вонючая?
- Да я вас !!! Да я ... в порошок сотру... стоять, с...а, курсанты,.....мать !!!! - орал взбешённый Туранов по ту сторону рубикона.
- Да хер тебе ! Догони сначала !
- Да пошёл ты на ....., ублюдок !
Мы изгалялись, как могли, используя такую неожиданную возможность отомстить сержанту за все курсантские обиды, но, главное- унизить его, как неутомимого и непобедимого бойца.
Услышав топот его сапог по ту сторону забора, мы резво ретировались по направлению к кухне СС. Спокойно привели себя в рабочий вид; Жека занялся резкой свёклы, а я стал расставлять бачки по номерам.
Через несколько минут на порог кухни влетел вконец запыхавшийся Туранов.
- Ыыых...Курсанты... Как... у ..вас...тут..дела ?- еле выдохнул он.
- А как дела могут быть в наряде ? Вот, я овощи режу, курсант Цыба бачки в остывочной расставляет, сейчас кашу будем разливать ,- по - буддистски спокойно процедил Жека.
Я тоже, невзначай, нарисовался на пороге в варочный цех.
- Здравия желаю, товарищ старший сержант !
- Как дела тут у вас, Цыба ?- уже успокоил он дыхание.
- Так всё в порядке ! - жизнерадостно отвелил я.
- А у вас тут посторонних на территории не было? Ну, там, курсантов каких- нибудь? - наконец, задал он волнующий его вопрос.
- Откуда? Тут только мы в наряде, а больше никого не было,- с мордой младенца и глазами святой невинности ответил Женька.
- Если бы посторонние ходили, собаки бы залаяли !,- привёл я веский аргумент и, в свою очередь, спросил:
- А что, что- то случилось ?- и тоже изобразил недоумевающую невинность.
- Ничего не случилось ! Я так, для порядка, а вдруг вы тут дрыхнете в наряде ! Вы того...территорию обходите иногда ! - дал он инструкцию, обрадовавшись, что так ловко вывернулся из щекотливой ситуации.
- Никак нет ! Мы не спим, мы обходим ! - заверили мы его.
Туранов отдал честь, развернулся и ушёл.
А мы... мы заржали. Мы ржали дико, без остановки, несколько минут.
Ну, а вечерком сели пить чай с тем самым печеньем..
Как-то раз мы проходили мимо забора вместе с Женькой и другими курсантами. Вспомнили эту историю и попытались повторить свой подвиг,- ни один не смог, как мы ни старались ...
В этой басне мораль- то простая - хочешь добиться чего- нибудь,- надо этого захотеть, сильно захотеть, по -настоящему. Захотеть так, как будто от этого судьба твоя, самая жизнь твоя зависит. И ты сам не поверишь, на что ты способен и как много ты можешь сделать...
                                              КОПЧЁНОЕ МЯСО ПО- ДЕРЕВЕНСКИ.
Как-то раз получил я посылку от своих дедушки и бабушки, что по маминой линии. Проживали Прасковья Георгиевна и Сергей Васильевич в деревеньке Лесицко, которая находится, в аккурат, на западе Псковской области, в Печёрском районе. Надо думать, что по почте посылка шла явно не одни сутки, что и сыграло в этой истории свою роковую роль.
У дедушки с бабушкой я был единственным и, естественно, любимым внучком, а любимым внучкам, как известно- всё лучшее. Поэтому они расстарались, как могли- в посылке были шоколадные конфеты, печенье, пряники и большой кусок копчёного мяса по- деревенски. Такое мясо коптят в русской баньке на ольхе не одни сутки, так что куда там казённым колбасам и ветчинам по запаху и вкусовым качествам !
Сладкое содержимое было тут же поделено по-честному между курсантами моего отделения, а мясо, поскольку его разделить всё равно было никак и нечем ( а в столовой своё есть категорически запрещалось ), я решил припрятать до ночи, чтобы угостить двух своих  друзей.
У нас было довольно дружное отделение, но лучшими моими друзьями были Серёжка Пузанов из Подольска, Артурас Ивашкявичус из Каунаса и Юра Гурин из Малпилса; получилось, что в одном отделении собралась вся Прибалтика. Поскольку Серёга был в карауле, то поделиться я мог только с Юркой и Артуром, тем более, что я был дежурным, а они- моими дневальными. Где-то в глубине души я чувствовал, что до Серёгиного прихода из караула мясо не дотянет, так что крайний срок употребления- сегодняшняя ночь.
- Пацаны, у меня кусок мяса копчёного притырен, сегодня ночью можем его заточить ! - поделился я с друзьями.
- О, Серый, вот это дело !- хлопнул меня по плечу Артурас.
- Здорово, как раз, штык- ножи есть, покромсаем ! - разулыбался Юрка Гурин, любитель не только девок, но и пожрать.
Раздобыть в столовке буханку хлеба - плёвое дело, если твоя застава в наряде по части. Расположились со вкусом, в учебном классе,- жаль, музыки не было, но оттянулись по полной. Как-то ровно всё прошло - курсанты ночью спали, дежурный по части не припёрся, ничто не потревожило нашей мирной трапезы. С чувством выполненного долга сменились с другими курсантами и пошли спать.
Утром, во время завтрака, обнаружилось, что есть вообще не хочется, хотя на завтрак была гречка. Юрка и Артурас тоже не проявили энтузиазма, раздав свои пайки пацанам, как и я. Ребята, конечно, были рады такой щедрости с нашей стороны, но поглядывать стали подозрительно.
- Небось, заточили чего- нибудь ночью ? - поинтересовался Игорь Куренков, любивший сунуть нос, куда не надо.
- Просто сладкого вчера наелись, до сих пор жрать не хочется ! - весело, как всегда, выпалил Юрка.
- Нее, а если и так, тебе то чё ? Ты свою долю с Цыбиной посылки получил, нет? - без тени улыбки и с изрядной долей вызова в голосе поинтересовался Артурас.
- Да я просто так спросил!- Куренков решил замять тему, тем более, что праздный интерес к чужим делам у нас не приветствовался: если хочешь- сам расскажешь.
- Ладно, пацаны, кончайте! - решил я выступить в роли миротворца, не хватало ещё конфликта по такому глупому поводу.
День прошёл в бдениях- мыли и натирали мастикой полы, прибирались после полевого выхода в оружейке,- словом, обычный суточный наряд.
На обеде картинка повторилась- ни я, ни пацаны в столовой ни к чему не притронулись. Чувство блаженной сытости было настолько глобальным, что я даже компот пить не стал. Конечно, и наш сержант, и остальные курсанты сверлили нас глазами, но, памятуя утренний разговор с Куренковым, вмешиваться никто не пожелал.
Пошли в курилку, там попробовали прояснить ситуацию.
- Нет, мне вот интересно, почему жрать не хочется? - задал первым вопрос Артурас.
- Да, наверное, просто много мяса сожрали, организм к такому количеству калорий просто не привык,- вяло затягиваясь, предположил я.
- Так мы не так много сожрали, а есть уже больше двенадцати часов не хочется. Вы как себя чувствуете?- тревожно спросил Юра.
- Ты всегда, Гурин, мнительный такой, нормально я себя чувствую, зашибись! - лёжа на лавке, лениво ответил Артур.
- И я нормально себя чувствую, ты к чему клонишь?
- А вдруг мясо было порченым ?- не унимался Юрка.
- Ты чё, дурак ? Я - литовец, я копчёного мяса столько съел, сколько ты в своей Латвии в жизни не видел! Что мы, по- твоему, не почувствовали бы, если мясо протухло! - обстоятельно защитил мясо Артур.
- Ну да, Юрка, было б видно - плесень там, запах, а ничего ж не было ! - я и сам хотел быть уверенным в правоте Артура.
- Короче, Гурин, кончай п......, пошли готовиться наряд сдавать !- кинул окурок и встал первым со скамейки Ивашкявичус.
- Точно, давайте резче, а то у нас наряд отделение Боброва принимает! - вспомнил я и тоже подорвался.
Курсанты из отделения сержанта Боброва славились доходящей до идиотизма склонностью задрючить при сдаче наряда дежурную смену. Когда сдавали наряд этим козлам, не давали никому пройти по коридору или зайти в туалет с умывальником- полы должны были быть натёрты до зеркального блеска, а на латунных краниках не должно было быть испарины ! Придирались до любой пылинки, поэтому к сдаче наряда им начинали готовиться сразу после обеда. 
Решили мы начать с мытья стен. Стены, как и всё остальное, мылись с мылом и натирались до блеска. Со стенами мы как-то быстро справились и перешли на мытьё полов, и тут началось...
.... Первый на пол опустился Юрка Гурин, скривил лицо и прошептал:
- Слушайте, у меня так живот режет, это просто п...... !!!
- А чё у нас с Серым не режет ? Работай давай, не придумывай ! - Артур смахнул рукавом пот со лба.
- Юрец, давай, поднажать надо, мы ещё в туалете с умывальником ни ..... не сделали ! Давай резче ! - полу-попросил - полу- приказал я.
- Пацаны, я чё, виноват ? Может, у вас организмы крепче ! Я не могу больше терпеть, сил нет, как будто в живот выстрелили !
- Ты, б......, Пушкин, я тебе сейчас сам выстрелю, мы что, с Артуром вдвоём сдавать наряд будем ? 
- Всё, не могу я больше, сейчас отпрошусь у сержанта и в санчасть пойду ! - выпалил Юрка.
Представляю себе, как при этих словах вытянулись наши с Артурасом рожи !
- Куда ты пойдёшь ? В санчасть ?? Ты что, вообще о......... ???? Ты нас с Серым попалить хочешь ? - заорал Артур.
- Да никого я не попалю ! У вас же ничего не болит, живот у меня болит, у одного, вы тут при чём ! - взмолился Юрка.
- Ладно, Артур, пускай идёт, а вдруг у него чего-то серьёзное ? - предположил я.
- Давай, вали, только про нас с Цыбой вообще забудь ! - напутствовал товарища Артурас.
- Всё, пацаны, давайте, я побежал ! - с видимым облегчением произнёс Юрка и исчез из поля зрения.
- Ну , Серый, сейчас надо будет в темпе фигачить !
- Ага, как в песне,- " За себя и за того парня "...
Мы резво домыли пол и приступили к его натиранию, как взруг я почувствовал, как живот пронзила острая боль- ну, как если бы неприятель вонзил в живот штык и провернул пару раз. Глядя на Артура, до меня дошло, что Артур испытывает те же симптомы, но гордый литовец не хотел признаваться в этом первым.
- Слушай, Артур, по-моему, у меня то же самое, что и у Гурина ! - несмело предположил я.
- Серёга, та же фигня, давай, в спальное двинем,- полежим там, может, отойдёт ? - предложил Артур и первым потащился по направлению к спальному помещению. Естественно, что я поволокся туда же, следом за ним.
Надо сказать, что лежание на постели во внеурочный час было одним из самых больших криминальных проступков по внутреннему распорядку в школе. Так что можно понять, что решились мы на это не от хорошей жизни.
Но фиг ты это когда объяснишь нашему курсовому сержанту с мерзкой фамилией Купец, который, едва войдя, увидел нас лежащими и, как бешеный, заорал:
- Курсанты, я не понял ! Это что за лежание на кровати днём ? Да ещё в наряде ?! Встать !!! Отвечать, немедленно !!!
- Товарищ сержант ! У нас с курсантом Цыбой вдруг живот скрутило, поэтому мы решили прилечь,- может, отпустит,- еле- еле проблеял Артур.
- Курсант Ивашкявичус, а кто разрешил Вам говорить от лица курсанта Цыбы ? Или у него языка нет ? Цыба, Вы что молчите ?!
- Я не молчу, товарищ сержант. Просто курсант Ивашкявичус всё правильно сказал, у меня тоже болит живот,- ответил я.
- Живот болит ? И вы оба считаете, что можно вот так -  днём, в сапогах, на кровати развалиться ? Это по уставу положено ?
- Никак нет ! - прогнусили мы дружно, потупясь в пол.
- Если болит живот, надо идти в санчасть ! Кстати, а где ваш третий, Гурин ?
- А он уже ушёл, товарищ сержант ! У него первого живот заболел !- ничего не оставалось делать, как сказать это.
- Мигом, бегом в санчасть ! По прибытии доложитесь ! Бегом, марш !!!- проорал нам, уже вслед, Купец.
О нашей санчасти ходили всякие нехорошие легенды, поэтому мрачное двухэтажное здание курсанты предпочитали обходить стороной. Лично у меня после того, как я случайно увидел, что санитар с высоты метра уронил шприц в задницу бедного курсанта, и шприц остался там трепетать, совсем как в " Кавказской пленнице ", энтузиазма к посещению данного лечебного заведения не было никакого. Если ещё учитывать, что заведующий санчастью был молодой старлей, у которого на все случаи жизни методы лечения были, как в " Швейке ",- комментарии, как говорится, излишни.
Шли не особо долго, минут пять, охая, причитая, и держась за больные животы. Артурас не успел взять дверную ручку в руку, как дверь вдруг распахнулась, и на пороге появился Гурин. При его виде лично мне сразу же вспомнилось выражение " тень отца Гамлета " - Гурин был бледен, вял, а всё лицо его отражало какие-то непомерные страдания.
- О, Юрка, а мы, видишь, тоже сюда, как и тебя, прихватило ! - воскликнул Артур.
- Угу...- промычал Юрка и, протиснувшись между Артуром и дверью, нетвёрдой походкой отправился восвояси.
- Слышь, Юр, а там- то чего ? - кивнув на санчасть, спросил я.
Юрка обернулся, как-то криво усмехнулся и промолвил :
- Заходите, там всё узнаете !
И ушёл...
После этих его слов, как по мановению волшебной палочки, мой живот перестал болеть,- ну вот не вру, ей- Богу ! Но было поздно, мы уже ввалились в чистилище, а дверь в ад, как на грех, была открыта. Эскулап восседал за столом и что-то писал в толстом журнале. Знаменитый санитар тёрся там же, в кабинете, гремя какими-то склянками.
Я бы с удовольствием по-тихому ретировался бы, но дверь за спиной хлопнула, старлей воззрился на нас и спросил:
-Аааа, курсанты ! Что у вас ?
- У нас это.... Живот болит..- как можно жалобнее сказал Артур.
- У него болит. У меня уже нет. Я его сопровождаю ! - нашёл я правильный для себя выход.
- Аааа, ну понятно ! А из какой школы, с какой заставы ?
- Школа инструкторов, вторая учебная заста......
- Можете не продолжать, я и без вас знаю - вторая учебная застава, пятое отделение ! Что, тоже с курсантом Гуриным мясо ночью жрали ?
Артур прошептал на ухо : " Ну, Гурин, сука, спалил, козёл ! ", а вслух сказал:
- Никак нет ! Может, это от конфет? 
Старлей покрутил в руках очки и сказал задумчиво :
- Ну, может, и от конфет... А может, и от мяса ! Военнослужащие ! Я должен спасти ваши жизни так, чтобы вы навсегда запомнили, что в наряде есть мясо не только некрасиво, но и преступно, и по уставу не положено ! Поэтому я вашим отцам- командирам жаловаться не буду,- я вас сам, силами медицины, накажу ! Так, Вы первый! - и ткнул пальцем в Ивашкявичуса.
- А вы, курсант, присаживайтесь. Даже если у Вас сейчас живот не болит, не могу же я Вас отпустить, не оказав помощь? Я же врач, не так ли ? - и криво, гнида, усмехнулся.
- Так точно, товарищ старший лейтенант ! - ничего не оставалось делать, как присесть на кушетку.
- Дверь в кабинет я закрывать не буду, чтобы не мешать Вам сопереживать Вашему товарищу, одновременно думая о том, что то же самое ждёт Вас впереди! - сказал мне со сладкой улыбкой доктор Менгеле.
- Ну- с, голубчик, приступим к Вашему лечению ! Поскольку мясо весьма неблаготворно подействовало на Ваш организм, мы должны как можно быстрее от него избавиться. Поэтому мы пойдём двумя путями - клизма и марганцовочка перорально !
Конечно, бедный Артур протестовал, но кто бы его там стал слушать ! И потом,- видел бы ты этого гоблина- санитара !!! Теперь-то я понял и бледность Юркиного лица, и деревянность походки...
Господи, чего я только не наслушался и чего только не представил себе за эти полчаса, пока они мучили Артурку ! Но вот, наконец, он нарисовался на пороге, с таким же бледным лицом, как у Гурина давеча, на ходу застёгивая штаны и устремляясь к выходу.
- Любезный ! Не торопитесь, пожалуйста, присядьте ! Окажите Вашему другу любезность, как он Вам,- подождите его, тем более, что вы вместе пришли. А Вы проходите, не стесняйтесь !
- Давай, Серый, я жду...- выдохнул Артур и упал на стул.
Мне ничего не оставалось, как пройти в кабинет. Я зашёл и первым делом выпалил :
- Товарищ старший лейтенант, живот точно не болит ! Вообще, мне показалось !!!
- Что ж, мы тогда клизму Вам ставить не будем, ограничимся магранцовкой. Как Вы к марганцовке относитесь ?
- Я - великолепно ! - с энтузиазмом выпалил я.
- Ну и славненько ! Пейте залпом !!! - и протянул мне литровую банку с теплой жижей.
Привычка пить в больших количествах пиво на " гражданке " сослужила не самую плохую роль,- литр пролетел со скоростью курьерского поезда.
- Ну, и как Вам ? - участливо спросил док.
- Мне ? Нормально !
- И не тошнит, нет ?
- Никак нет !
- Ну, тогда продолжим ! - и протянул мне вторую банку.
Эту я выпил помедленнее, но тоже достаточно легко, даже сам удивился. Конечно, пойло противное, но бывало и похуже,- к примеру, когда с " Пепси- Колой " в жару на пляже тёплую водку пили.
- Ну, что ? 
- Ничего !
- Вообще ничего, никаких позывов ? Два пальца в рот тогда суйте , что Вы, как маленький !
Попробовал вышеозначенный способ с целью ускорить процесс - организм вообще никак не отреагировал, прижилась марганцовка !!!
- Ну-с, смотрю, никак не идёт у нас с Вами лечение ! Третью пожалуйте ! Если и после третьей не будет эффекта, прибегнем к клизме ! - с угрозой в голосе поставил он меня перед фактом.
Третью банку я осилил с трудом - не потому, что было противно, а потому, что организм был заполнен, что называется, по ноздри. Долго- долго изображал в санузле звуки, которые помогли бы воображению Парацельса понять, насколько очистился мой организм от содержимого.
-Ну, товарищ курсант, как себя чувствуете ? - ядовито осведомился доктор.
- Да как-то не очень, товарищ старший лейтенант ! - с трудом ответил я.
- Чудненько ! значит, лечение подействовало !
Он вышел со мной в предбанник, где навстречу встал бледный Артур. Доктор обозрел наши хмурые рожи, остался доволен и, напоследок, напутствовал нас :
- Думаю, что всё произошедшее послужит вам, курсанты, уроком. А теперь - кругом и шагом марш в расположение !!!
Неспешной походкой мы отправились в школу, говорить было не о чем, да и не хотелось. 
Читатель, ты думаешь, что всё так и закончилось? Да как бы нет так !!!
Я чувствовал себя виноватым перед друзьями и, чтобы хоть как-то загладить вину, предложил : 
- Слушай, Артур, есть мысль ! В школе же все знают, что мы в санчасти ?
- Ну, и что ? - в голосе Артура сквозило недоверие.
- Давай сейчас в " чепок " махнём, я угощаю ! Салатика навернём, пирожных, сметанки, а ?
Поскольку Артур был склонен к авантюрам так же, как и я , идея была моментально реализована. Мы галопом добежали до чайной и набрали всего так, что стол просто ломился. Для меня самым удивительным было то, что в меня, как ни странно, продукты влезли с лёгкостью, а ведь в желудке плескалось ещё почти три литра крепкого раствора марганцевокислого калия !!!
Пришли в школу, доложились сержанту, рассказали Гурину про наши мытарства, особенно про " чепок ",- Юрку задавила жаба, что он не дождался нас и теперь вынужден ложиться спать на голодный желудок. А я всё удивлялся крепости своего ! Надо же - и наелся до отвала, и марганцовка прижилась, и ни фига мне не сделалось !!!
На вечерней поверке, в тот самый ответственный момент, когда замполит начал читать список бойцов заставы, я почувствовал, что мне просто необходимо посетить туалет. Но как быть ? Сам же не выйдешь из строя,- надо отпроситься, иначе хопот не оберёшься.
- Товарищ сержант ! А товарищ сержант !! - тихо сказал я.
- Цыба, что тебе ? - одними губами прошептал Купец.
- Мне бы в туалет , срочно !
- Ты что , Цыба, охренел ? Поверка закончится,- пойдёшь !!!
- Я не могу, когда закончится, мне прямо сейчас надо ! Ну очень надо, честное слово !
- Курсант Цыба ! Я всё сказал !!! Ждите окончания поверки !!!
- Я НЕ МОГУ ЖДАТЬ !!!!
- А я сказал !.......
 Что он там сказал, я уже был не в курсе. С диким криком, как ракета, пролетел я перед строем мимо ошалевшего замполита и скрылся в вожделенном туалете. Никогда ещё мне не было так плохо и , одновременно, так хорошо!
На выходе меня ждала застава по стойке " Смирно " и обалдевший старлей Кобыляцкий.
- Разрешите встать в строй !? - весело и нагло спросил я.
- Курсант Цыба, а я что, позволял Вам выйти из строя ???
- Никак нет ! - с улыбкой ответствовал я, ибо мне было абсолютно на всё, в тот момент, пофиг !!!
- А раз нет!,- Застава, равняйсь, смирно ! Курсанту Цыбе за самовольное оставление строя и нарушение воинской дисциплины объявляю три наряда вне очереди !
- Есть, три наряда вне очереди ! - козырнул с улыбкой я.
Если подумать,- столько накосячил и так легко отделался !!! Подумаешь, три наряда !
Так закончился этот день, не самый простой в курсантской жизни...
                                         ЦЕЛЫЙ ЛОТОК ЭКЛЕРОВ.
В очередной раз наша учебная застава заступила в наряд по части. Наверное, наряды эти были самой мрачной частью нашего обучения. Самым ненавистным был наряд по кухне,- там, куда ни кинь, всюду жопа.
 Хуже всего было в варочном цеху  и в так называемом "резерве". Варочные ложились около 02.00 после чистки картошки, а уже к 04.00 должны были быть в цеху. Про " резерв " вообще говорить не хочется - три раза за наряд замывалось с варёным мылом фойе, все лестницы, все цеха ( рыбный, мясной и овощной ) и, самое тяжкое,- отправлялись на подхоз пищевые отходы. Вдвоём надо было поставить половинку двухсотлитровой металлической бочки с приваренными металлическими ручками, полную отходов, на борт " Зилка ", а бочек таких было около десятка. Как грыжу там не заработал, хрен его знает !
В варочный цех и в " резерв " сержанты назначали тех, кого менее остальных переваривали. Нет, я не сказал " менее любили ", поскольку о любви к курсанту, по типу Суворова, речь вообще не шла. Я за словом в карман не лез, частенько шёл поперёк сержантской воли,- надо ли говорить, что я вечно был в " резерве "!
А самые заслуженные курсанты, самые - самые жополизы и стукачки получали в наряде супер- сладкое место- помощника продавщицы в " чепке " ! Пару раз протёр полы, несколько кружек- тарелок помыл, товар помог разгрузить - и сиди, пей вкусный чай с халявным печеньем ! Лепота, а не наряд !
Я уж не знаю, что случилось, но в " чепок " поставили Лёшку Ревкова . Уж кто- кто, а он точно не заслуживал этой высокой чести, потому как был постоянным " пролётчиком " по учебной части из-за своего Лорда. Но факт остаётся фактом - Ревкова поставили на " чепок ". И что-то там у него не заладилось с приёмкой товара, потому что дёрнули нас из резерва ему помогать. Естественно, мы с огромным энтузиазмом откликнулись на предложение помочь Лёхе,- надеялись, дураки, что пройдошистая продавщица как-нибудь отблагодарит наш трудовой порыв. Но разгрузка машины уже подходила к концу, а разговор о форме и размере благодарности как-то не начинался.
Женька  Кокорев набрался наглости, подошёл к чепочнице и напрямик спросил :
- А как бы нам чайку с печеньем попить ? Ну, в смысле, как бы за работу ...- и выжидающе уставился на продавщицу.
- Курсант, я чего - то не поняла ? Какой чаёк за работу ? Вы, как мне кажется, все в наряде ? Так вы должны работать, или мне начальнику столовой пожаловаться ? - упёрла руки в боки склочная тётка.
Консенсус не сложился, рабочий энтузиазм иссяк на корню. 
К нам подскочил ушлый Игорёха Куренков, злой гений нашего отделения, большой специалист по мелким пакостям. Глаза его взбудораженно горели, он поманил нас жестом.
- Это, пацаны, короче,- я тут лоток эклеров мимо пронёс, куда бы его деть, а ?
- Целый лоток ? Это как же ? - восхитился я.
- Так же ! Пронёс, короче. Серый, давай резче думай, а то хватятся !
- Давайте к нам, в " резерв ", в цеха куда- нибудь,- там до прихода нового наряда никого не будет !- сориентировался Серёжка Пузанов.
Сказано- сделано : организовали небольшую толпу, прикрыв телами поднос и Игорёху, преспокойненько отнесли добычу в овощной цех и вернулись обратно.
Закончив погрузку, встали перекурить у входа в магазин. Продавщица выскочила из магазина и , тряся накладными, стала гневно орать на экспедитора :
- Василич, а где эклеры ?
- Зина, какие эклеры ? Всё, что было по накладной, я привёз !
- Всё есть, а эклеров нет ! Куда дел, а !
- Зин, глаза разуй!  Если есть по накладной,- значит, у тебя в магазине!
- Курсанты, эклеры были ? Поднос должен быть целый, 60 штук !
- Да откуда мы помним ! Может были, а может и не было ! Сами же подгоняли- быстрей, быстрей ! - загалдели мы наперебой.
Тут, на наше счастье, пришёл старшина Туранов и приказал:
- Так, машину разгрузили ? Руки в ноги и марш по рабочим местам, нечего тут прохлаждаться !
- Погоди, сержант ! Тут у нас поддон эклеров пропал, надо разобраться! - заявила продавщица.
Туранов оглядел наши честные лица и неожиданно резко заявил :
- Нечего разбираться ! Вы ж не хотите сказать, что мои курсанты Ваши эклеры украли ? Если украли, где они у них, в карманы напихали ? Ещё претензии есть ? Всё, курсанты свободны !!!
Несмотря на двойственность ситуации, личный рейтинг Туранова поднялся в наших глазах ещё на несколько пунктов.
После обеда, который прошёл наспех и , естественно, без аппетита, встретились с членами нашей организованной преступной группы в овощном цеху и приступили к гастрономическим утехам. Поскольку нас и так было пять человек, то приглашать ещё кого-то было крайне опасно из-за возможной утечки информации.
Как вы думаете, сколько может сожрать эклеров человек, не избалованный деликатесами ? Мы то думали, что умнём эти эклеры, как с добрым утром, но не тут то было ! Сожрать удалось ровно половину от свежеукраденного, и то последний эклер многие в себя уже просто запихивали.
- Не, ребята, так дело не пойдёт, надо остатки куда-то спрятать ! - сказал Гурин.
-Легко сказать, а вот куда ?- спросил его я и начал озираться по сторонам. 
Даже и не помню, кому пришло в голову спрятать оставшийся продукт в картофелечистку. Этот аппарат, сколько все помнят, лишь мозолил глаза в овощном цехе и никогда не работал. Время от времени, предпринимались какие-то попытки его реанимировать, но безуспешно,- агрегат прочно занял своё место среди недвижимости.
С картофелечистки сняли крышку, заглянули внутрь,- камни барабана были девственно чисты и невинны. Для вящей стерильности дно устелили газетой и ровно уложили золотой запас эклеров,- картинка получилась, ну просто заглядение !!!
Народ разбрёлся по боевым постам, а мы с Пузановым пошли грузить на машину отходы. Потом мыли : он- лестницы и коридор, а я - фойе, затем приступили к уборке цехов. Когда зашли в овощной цех, застали такую картину - некий солдатик из подразделения обслуги воткнул в розетку штепсель от картофелечистки и собрался её включить !!!
Мы опешили, оторопели и растерялись одновременно,- никто не был готов к такому раскладу.
- А ты чего делаешь?- не нашёл ничего лучшего я, чем спросить и без того очевидное.
- Да вот, картофелечистку включаю !
- Так она ж не работает !- это был не вопрос, это был крик моей души.
- Чё это не работает ? Я её с утра починил, так что " строевики " помощь получат, а вам, парни, вчера не повезло !- сказал весёлый электрик.
" Не повезёт нам сейчас !", - подумал я, но вслух, разумеется, этого не сказал.
Между тем солдатик снял крышку, высыпал внутрь ведро картошки, водрузил крышку обратно и задорно воскликнул :
- Ну, как Гагарин говорил,- поехали !- и вдавил кнопку " Пуск " на корпусе агрегата. Агрегат затрясся и , судя по звуку, стал набирать обороты.
- Видите, а вы говорили " не работает " ! - передразнил он нас и усмехнулся довольно.
Пару минут картофелечистка погоняла содержимое, солдатик нажал " Стоп ", снял крышку и заглянул вовнутрь. Сука, Станиславский бы за такое лицо удавился бы ! Немирович - Данченко бы ему только заглавные роли в спектаклях бы давал. Какой там, в задницу, Шекспир,- Шекспир просто нервно курит !!! 
- Ааа.... этто... что это ? Аааа ????- пробормотал он, выпучив глаза и растопырив пальцы по направлению к картофелечистке, как бы приглашая нас поучаствовать в лицезрении этого чуда инженерной мысли.
Признаться, мне и самому было весьма интересно, что могут дать на выходе 30 эклеров, объединённые мощной техникой с ведром картошки и газетой " Советский пограничник ".
Мы с Серёгой подошли и тоже заглянули внутрь чана. Мы были лучше подготовлены к восприятию такого непростого, с художественной точки зрения, зрелища. Да и с кулинарной точки зрения это был весьма смелый эксперимент.
Картофель был покрыт массой странного цвета, ближе к цвету " кофе с молоком ", отдельный колорит добавила газета, сгрупировавшаяся в нашем соусе странными редкими комочками. И, самое прикольное,- над блюдом витал сливочно- шоколадно- картофельный аромат, оставлявший неповторимо- паскудное послевкусие.
И я , и Серёга изобразили на лицах крайнюю форму удивления.
- Ни х... себе, что это такое ? - неправдоподобно удивился Серёга,- ой, " двойка " тебе за актёрское мастерство.
- Кулибин, б...., а ты говорил " всё работает" !,- добавил я едкого сарказма.
- Не могло такого быть ! Туда чего- то вовнутрь попало ! - не унимался расстроенный мастер.
- Как туда могло чего-то попасть ?  Ты ж сам, на наших глазах туда картошку засыпал ? А нафига наряду туда лазить,- ведь все знают, что она не работает ! Логично?
- Ну да, логично .... Так, я за дежурным по столовой, а вы тут, ребята, побудьте...
- Да мы то куда денемся, у нас тут наряд.
Солдатик убежал, а наше время пошло на секунды. Мы быстро перегрузили картошку, вычистили остатки эклеров из бака и промыли всё внутри под напором из шланга для помывки овощей. Закинули картофан обратно и стали ждать прихода нашего Теслы.
Успели вовремя,- буквально через минуту после того, как мы водрузили усталые седалища на скамейку, нарисовался горе- мастер и дежурный офицер.
- Вот, посмотрите, товарищ капитан !,- сказал солдатик и открыл крышку, приглашая офицера тоже посмотреть на невиданное зрелище.
Офицер смотрел долго, потом ещё дольше думал и, наконец, вынес вердикт :
- Ну, конечно, не совсем идеально, глазки потом придётся выковыривать, но ведь работает, наряду всё полегче будет !
Солдатик, в свою очередь, также заглянул внутрь, обалдел ещё больше и залепетал :
- Как же так ?! Там же такое было... там.... а теперь....
- Товарищ капитан ! Она, видать, долго стояла, пена какая-то со дня поднялась, а потом осела ! - поспешили мы успокоить и мастера, и дежурного по столовой.
- Ну, вот видишь, а ты панику поднял ! Ничего страшного, всё нормально. Так, курсанты, а вы приступайте к уборке помещения !
- Так точно, товарищ капитан ! - вытянулись мы с Серёгой.
А потом зашлись от смеха,- согласитесь, для этой ситуации всё сошло просто великолепно ! Конечно, немного жалко было эклеров, вот уж точно говорят- краденое впрок не идёт !

                                                           ПАЙКИ МАСЛА.
Ничего не ценилось курсантами больше, чем пайка масла. Масло давали утром и вечером, такими кругляшками- шайбочками весом по 15 грамм,- ни больше, ни меньше. Жиров в нашем рационе не хватало, это понимали все, поэтому масло было на особом счету, выдавалось строго по количеству курсантов, сидящих за столом.
На нашей учебной заставе жил- был один курсант по фамилии Седов, носивший прозвище " Тамбовский негр " из- за огромных, пухлых губ, которые были доминантой его невзрачного лица. Странная игра природы - чисто негритянские губы на типичном славянском лице родом из южного города Тамбова.
Седов был высок и худ, я бы даже сказал, что его худоба была болезненной. Курсанты постоянно злословили на эту тему, что Седову неплохо бы прогнать глистов или солитёра, и всё наладится. Вместе с тем, Седов страдал паталогическим, неуёмным аппетитом, причём этот аппетит касался не только чего- нибудь вкусненького, до чего все курсанты были охочи, но и абсолютно обыденных вещей.
Так, если мы привередничали и под конец курса не жрали долбаные щи и перловку, то Седой всегда метал по две, а то и по три порции. Все курсанты набивали подсумки хлебом, который использовали на дрессуре в качестве поощрения, и только Седов умудрялся сожрать весь этот хлеб ещё по дороге от школы до питомника ! Однажды, в день защиты от оружия массового поражения, он умудрился в противогазе сожрать триста грамм мятных леденцов из нашего " чепка ", в сравнении с которыми " Ментос " вообще мятного вкуса не имеет ! На стажировке он отрезал слегка подкопчёное мясо для собак и хавал его с хлебушком, в чём и был уличён, и подвергнут всеобщему презрению. Не потому, что собак обжирал, а потому, что нельзя же так опускаться ! Лично я своей собаке это мясо вообще давать брезговал...
В тот день я был дежурным по заставе, в мои обязанности входило за десять минут до приёма пищи проконтролировать, всё ли в столовой в порядке.
Я бегло пробежался взглядом по столам,- вроде, всё было нормально. Стал считать пайки с маслом, которых должно было быть 54,- что за чёрт? пяти паек не хватает... Пересчитал ещё раз, ещё, - всё равно, результат получался неутешительным.
Седов, как раз, накрывал на столы, я спросил его про масло. На что он мне ответил, что всё получил строго по списку. Непонятно, куда ж оно могло деваться ? И самое непонятное,- как мне теперь из этой ситуации выкручиваться ? Ну, ладно, я свою отдам, Гурин с Ивашкявичусом мне пайки пожертвуют; Пузанов уже поел,- всё равно мне двух шайб масла не хватит. Что же делать ?..
За этими невесёлыми размышлениями и вычислениями меня застал старшина Туранов.
- Так, Цыба, я не понял, что сидим ?
- Тут такое дело, товарищ старший сержант... Дело в том, что...
- Что ты мямлишь, докладывай, как в армии !
- Разрешите доложить ! Пять шайб масла не хватает !
- Это как так ? - опешил Туранов.
- Не могу знать ! К столам никто не подходил, пайки рабочий по залу получал от хлебореза по счёту, я десять раз пересчитал всё - не хватает !
- Так, Цыба, я всё понял, не тараторь ! А кто рабочий зала ?
- Курсант Седов !
- Ага, а ну- ка, резче мне Седова сюда !
Я побежал за Седовым, благо он расставлял тарелки неподалёку.
Туранов не стал рассусоливать и взял быка за рога сразу, с места в карьер :
- Курсант Седов, ты почему чужие пайки масла сожрал, а ? Не отпирайся, курсанты видели ! Отвечай, Седов !
Судя по африканским губам, которые мелко задрожали, я понял, что Седов сейчас расплачется, и мне его стало жалко. Мне, но не Туранову !
- Курсант, не распускайте нюни, отвечайте на вопрос !- прогрохотал старшина.
- Я, это, товарищ старший сержант.... очень есть хотел и ...
- Так ты хотел жрать и поэтому ты скрысил пайку своих товарищей, такое у тебя объяснение ?!? Понятно...,- Туранов развернулся и пошёл прочь. 
Ну, а я остался в полнейшем неведении относительно того, что Туранов решил и что мне теперь делать. Но я даже не мог догадываться о том, какое он примет решение...
Через несколько минут пришла на завтрак наша застава и курсанты заняли исходное положение за столами,- все ждали команды " Застава ! К приёму пищи приступить ! Приятного аппетита !". Но вместо этого от старшины последовала совсем другая команда...
- Застава, смирно ! Всё масло и сахар старшие столов пусть передадут на мой стол !
Все зароптали в непонятках; старшие столов, понятное дело, приказание исполнили. Туранов взял вазочку из- под цветов, без дела пылившуюся на столе, ссыпал туда весь сахар, добавил туда же немного чая и с трудом стал размешивать. Затем методично переложил все пайки на одну тарелку, положил на её краешек тонюсенький кусочек хлеба и отнёс всё это на стол к Седову.
- Что, курсант Седов, жрать так любишь, что тебе наплевать на своих товарищей ? Теперь садишь и жри, жри всё масло, да чайком не забывай запивать сладеньким...
- Застава ! Сегодня курсант Седов сожрал чужие пайки масла, поэтому надо предоставить ему возможность нажраться до сыта. Седов, вся застава будет стоять по стойке смирно и смотреть, как ты жрёшь ! Не дай Бог, у тебя на тарелке хоть капля останется, время пошло !
- В военное время тебя, курсант Седов, перед строем бы расстреляли, жри быстрее !
Мы стояли по стойке " смирно ", а Седов ел масло, запивая сахаром. Наверное, психологически ему было хуже, чем физически, хотя употребить за раз больше семисот грамм масла и около килограмма сахара- задача тоже непростая...
Но он с ней, как ни странно, справился, уложившись в срок. Как только он встал из-за стола, прозвучала команда " Выходи строиться ! ", и застава поплелась к выходу. Кто-то достаточно громко сказал " Вот и пожрали ", но тему никто развивать не стал. Наверное, старшина и сержанты думали, что коллектив покарает Седова образцово- физически, но случилось всё по- иному.
Вечером, как-то почти спонтанно, мы подошли к Седову в коридоре школы. Игорь Соломон, активист наш, блин, комсомольский, начал какую-то байду, типа " Седов, как ты мог ...", но его быстро заткнули.
- Ребята, да я больше.... никогда...- пытался что-то сказать Седов в своё оправдание; наверное, думал, что вечером в " сушилке " его побьют, и побьют сильно.
- Да ладно, Седов, случилось уже, что теперь,- сказал кто-то из курсантов.
- Скажи, Седов, а как же ты смог столько масла сожрать и , считай, чистым сахаром запить? - поинтересовался Ивашкявичус.
- Ну, с трудом сначала, а потом представил себе, что это мороженое, дальше пошло легче ! - расплылся в улыбке Седов.
Гогот сотряс второй этаж школы инструкторов служебных собак...
А чуть позже к старшине подошла группа курсантов, и от лица актива попросила старшину, чтобы он ходатайствовал перед командованием за получение курсантом Седовым дополнительного пайка. Старшина, конечно, курсантский пыл остудил, но пообещал рассмотреть. И вообще, посмотрел на нас как-то... с уважением. 
...Прошли годы, и только с течением лет ко мне стало приходить осознание всего, что с нами случилось тогда. Ведь никто не стал унижать, чмарить Седова, наказывать его физически, нет. Наоборот, как бы это ни было трудно, смогли и понять, и посочувствовать своему товарищу. По закону коллектива, а не по закону стаи....
Иногда память доносит до меня шуршание листвы на берёзах вокруг плаца, блеск сабель знамённой группы и зелень новеньких погон в руках генерала...Застыл караул, застыли офицеры на трибуне, вскинув руку к козырьку в воинском приветствии. А перед трибуной, жёстко вбивая в бетон каблуки, идут курсанты... нет, идут уже инструктора, выпускники второй учебной заставы, и льётся над плацем припев нашей песни...
                      ....Инстуруктора шагают гордо и красиво,
                           Инструктора идут, чеканя твёрдо шаг.
                           Инструктора- отвага, молодость и сила,
                           Инструктора не знают, что такое страх.....


...Вот, дорогой ты наш читатель, и закончилась очередная часть ненаписанных ещё " Записок кинолога ". Может, для кого-то всё это покажется не шибко интересным, не особо смешным и перегруженным мелкими, порой незначительными деталями,- может быть, не будем спорить. Так ведь и писалось больше не с целью тупо развлечь,- для этого проще купить книжку в ларьке на автобусной остановке. Хочется Хукерманам, чтобы ты, наш читатель, понял что-то о том времени, о той социальной среде, в которой и происходило становление как характера, так и профессиональное, обычных мальчишек с твоей улицы, из твоего родного двора. Просто они повзрослели чуть раньше, чем многие из своих сверстников...
Поэтому всё так, как есть- часто грубо, жёстко и слишком , для кого-то, по- настоящему. Извините, дамы и господа,если чем-то оскорбили ваши эстетические чувства,- настоящая жизнь вообще редко бывает эстетичной. Ну, а кто хочет красоты неземной и чудес невиданных- рекомендуем сказки Пушкина !
А тебя, читатель наших нелирических опусов, Хукерманы насквозь видят, как рентген,- потому как ты уже и сам где-то Хукерман, брат наш по крови... Любим тебя и всегда ждём с тобой встречи !
                                             Всегда и всецело твои,
                                                                                        Братья Хукерманы.

 

Реклама
www.ZOOnet.lv
Популярное
наверх!
Яндекс.Погода
Траст cocktail.lv Настоящий ПР cocktail.lv