Kuklačova Kaķu teātra izrāde Klauns un kaķi
Переходящее выходное платье

Переходящее выходное платье

Прошло уже много времени со дня публикации последней записи в моём блоге.  Съёмки, обработка, снова съёмка, праздники, начало дачного сезона и много других дел и забот заполнили мои дни и не дали возможность сесть и спокойно написать для вас что-то интересное.

Наступила весна, яркая, тёплая, всё вокруг цветёт и наполняет воздух нежными ароматами. Я очень люблю это время – белая душистая черёмуха и маленькие солнышки одуванчиков,  все оттенки сиреневого и небесная голубизна незабудок и вероники.

 

До сих пор люблю плести веночки из одуванчиков. Помню, что в детстве у меня было очень красивое платье – нежно-кремовое, с вышитыми цветочками, украшенное бисером, который, как мне помнится, пришивала к этому платью мама. Я люто ненавидела это платье по двум причинам – во-первых, оно страшно раздражало кожу, «кусалось» как я объясняла бабушке. А во-вторых, оно было парадно-выходное, а значит, надевалось для прогулок с родителями по променаду вдоль моря, когда нужно было чинно идти рядом, изображая приличного ребёнка, которым я никогда не была. Мне всегда хотелось куда-то бежать, скакать, прыгать, залезть на дерево или, в крайнем случае, на забор, а в таком платье это категорически исключалось, поэтому я послушно брела рядом с мамой, спотыкаясь  на каждом шагу и мечтая, чтобы эта пытка поскорее закончилась, и меня снова сдали бы на руки бабушке. У неё дома я быстро снимала это ненавистное платье, надевала  старые шорты и мчалась  бы во двор, играть в казаки-разбойники.

 

И вот однажды во время очередной показательной прогулки, пока мои родители затеяли какое-то выяснение отношений яростным шёпотом, чтобы, не дай бог, не услышали такие же отдыхающие-гуляющие, я незаметно отстала от них, и наклонившись, пролезла под  перекладиной очень символического забора, ограждавшего «зелёную зону» от асфальтированной дорожки променада возле  ещё стоявшего на своём  исконном месте и исправно функционирующего Юрас Перле. На поляне росли одуванчики. Много. Очень много. И я стала плести себе венок, стараясь сделать это как можно ровнее и аккуратнее. Минут через пять мама осознала, что моя ладошка в её руке отсутствует,  и стала нервно озираться по сторонам.

  

Наконец она меня увидела.  Я стояла посередине полянки с полными руками одуванчиков, и млечный сок капал на моё чудесное «выходное» платье, оставляя на нём неистребимые пятна млечного сока… С мамой случилась тихая истерика. Меня выдернули из полянки и потащили домой, где наказали лишением  прогулок во дворе на целую неделю.

Платье долго и безуспешно отстирывали. На самые заметные пятна мама и пришила бисер, изобразила какие-то цветочки, похожие на те, которые там были вышиты изначально. Потом  его ёще несколько раз на меня одевали, но я очень быстро росла, и к моему огромному счастью следующим летом платье было мне мало.

                                              

Мама, однако,  его бережно сохранила и через двадцать восемь (!) лет пыталась одевать в это платье мою старшую дочь, но и тут нашла коса на камень – она ненавидела его точно также, как и я. Когда я увидела на ней этот кремовый ужас с воротничком и хлястиком, эти вышитые бисером цветочки, воспоминания волной поднялись откуда-то из самых дальних закромов моей памяти и меня замутило.  Дома я сняла с дочки  платье,  спрятала его,  потом выкинула, а маме сказала, что она из него быстро выросла. 

Бесславна история этого платья, но ведь не всякая одежда может похвастаться такой  судьбой.

 

Реклама
www.ZOOnet.lv
Популярное
наверх!
Яндекс.Погода
Траст cocktail.lv Настоящий ПР cocktail.lv