Kuklačova Kaķu teātra izrāde Klauns un kaķi
Три саги о майоре Витковском.

Три саги о майоре Витковском.

Сегодня, дорогой ты наш читатель, прибалтийская наша погодка угощает мокрым снегом да гололёдом, оптом и в розницу, дует промозглый северо - западный ветерок, пробирающий насквозь всё живое. На улице холодно и неуютно,гадская простуда пытается отвоевать себе место под солнцем в могучем хукерманском организме, - так что моя жизнь в мире дрессуры дала трещину, и мы с Хукерманом - младшим вспомнили о том, что шланговать весьма приятное, но непродуктивное занятие, а на блог мы заходили в последний раз уже и не вспомнить, когда. И решились мы взяться за графоманское дело, раз уж работы сегодня никакой не предвидится, ибо сами мы себе не враги, потому как здоровье хорошее, в случае его отсутствия, увы, уже не купишь.
Расположились мы поудобнее, Хукерман - младший уткнулся в мягкий плед на любимом диване и умиротворяюще посапывает, а я заварил себе крепкого чайку с имбирём, АСС, " Колдрекс " и ещё неведомо какой гадости, да и сел за клавиатуру. Сегодня память меня унесла в то далёкое время, когда я был весьма молод и проходил службу в должности старшего инструктора служебных собак в Клайпедском пограничном отряде. О б этом я уже как-то писал, но сейчас намереваюсь освежить рассказ и добавить в него недостающие детали.
Итак, - мне 19 лет, на плечах моих, как в песне, зелёные погоны с лычками младшего сержанта, служу я в погранотряде в должности старшего инструктора СС . Разумеется, что моим местом службы является отрядный питомник, но не могу ж я там спать и столоваться, так что считаюсь прикомандированным к роте материального обеспечения, где отношусь к сержантскому составу третьего взвода ( после заставы все эти взвода - роты звучали непривычно, такое было ощущение, что попал в СА . Ну, да что тут поделаешь ! ). Этим самым сержантским составом были я и мой лучший армейский друг Алик Сердюк - замкомвзвода, душа - человек и просто классный парень.
Так уж получилось, что начальников у меня было аж целых два - начальник ветслужбы майор Шалашов  и командир РМО майор Витковский . Каждый из них был убеждён, что мой жизненный приоритет - нести службу в пределах компетенции данного командира, по этой причине я вечно разрывался между двух огней. С одной стороны были обязанности по ведению большого хозяйства на питомнике, с другой - участие в жизни роты в качестве сержанта ( всевозможные построения, присутствие на занятиях, наряды на сутки дежурным по роте и, как венец ,- воспитание и командование личным составом, не хухры - мухры ! ). Сердце моё безраздельно принадлежало кинологической составляющей, посему в роте я был редким гостем и не баловал ни личный состав, ни командный своим вниманием, относясь к сержантским обязанностям ..... как бы это помягче ..... с прохладцей, так сказать. Так, будучи дежурным по роте, я мог упростить свои обязанности до безобразия -  присутствовал на разводе, в роте принимал документацию, имущество и ключи, а по прошествии суток сдавал это всё новому дежурному. В роте меня могли видеть только на неизбежных построениях, всё остальное время я проводил, как и всегда, на питомнике. Витковский бесился, но сделать ничего не мог, Шалашов и командир отряда, у которого я ходил почти в любимчиках, надёжно прикрывали, до определённого предела, мой тыл. По этой причине отношения с Витковским были несколько натянутыми, а в какие - то моменты натяжение рвалось и взаимная неприязнь пёрла наружу, выливаясь в разной сложности конфликтные ситуации. Сейчас, по прошествии тридцати лет, эти ситуации кажутся весьма комичными, а тогда мне было явно не до смеха. 
Несколько слов о самом майоре Витковском.
Майор был хорошо упитан, розовощёк и пузат, любил изрекать перед строем несмешные шутки собственного сочинения, пение подразделением дебильных строевых песен на вечерней прогулке и ещё был убитым на наведении порядка в расположении. Рота и так блестела, как причинное место прилежного кота, но в совершенствовании процесса уборки Виток, как его иногда ласково называли, доходил до какого - то религиозного, маниакального фанатизма. 
У маора было несколько кличек - Виток, Граф Витковский, или просто Граф. Не уверен, что майор имел какое - то отношение к древнему панскому роду Витковских, но такая байка по отряду ходила. Скорее всего, это было местным фольклором, эдакой отрядной легендой, сам же Граф по этому поводу никогда не распространялся.
Лично у меня с Графом отношения были разной степени трудности. В открытую гнобить он меня побаивался, так как за меня частенько впрягался командир отряда. Всё упиралось в эти грёбаные суточный наряды дежурного по роте - сержантов не хватало, и Витковский ставил нас с Аликом в наряд чуть ли не через сутки. Если Алик, как замкомвзвода, мог себе это позволить, то мои основные служебные обязанности протекали в другом месте и сутки для меня были крайне нежелательным, но неизбежным делом. Уже и не вспомню, как я умудрился выторговать командирский приказ, чтобы меня ставили не чаще одного раза в неделю. Виток это проглотил, но затаил обиду и старался меня подловить на мелочах, где только мог. Естественно, что мелкие придирки взаимоотношений не улучшали.
Плюс ко всему меня бесила его тупость - нет, не армейская, а природная, так сказать. Ну вот стоишь в строю и думаешь - какого хрена сейчас стоит перед этим тупицей больше сотни нормальных, в основной массе, интеллектуально развитых молодых людей и слушают чушню, которую он несёт? И деваться абсолютно некуда, потому как это армия, командиров не выбирают и приказ, пусть самый тупой - закон для подчинённого. Поэтому все предпочитали делать вид, что слушают и молчать в тряпочку, памятуя о злопамятном характере майора. Все, но не я.
Сколько раз убеждался, что мой язык - точно мне не друг. Постой пару минут и заткнись, не убудет с тебя, зато и жизнь спокойнее, и нервные клетки сохраннее. Но как будто изнутри какой - то злой демон за ниточку дёргает,- впрям невмоготу ! Показателен один случай, после которого Витковский затаил на меня реальную жабу и отомстил впоследствии.
Стояли мы, как обычно, в строю, в расположении роты. Виток, как обычно, бегал вдоль строя и бороздил какую - то пургу. Все как бы слушали и думали о предстоящем обеде. Но тут Витковский сморозил такую глупость, что рожи вытянулись даже у поваров -узбеков. Все смолчали и только я один заржал.
Витковский подскочил на правый фланг, испепелил меня взглядом и ядовито так осведомился :
- Товарищ младший сержант, почему Вы в строю смеётесь ?
- Извините, товарищ майор, не смог сдержаться !
- И что же Вас так рассмешило ? Поделитесь с товарищами !
- Как что ? Вы, товарищ майор, сейчас глупость полнейшую сказали !
После этой моей фразы в подразделении наступил режим тишины, как в подводной лодке, скрывающейся от противника. Всем было крайне интересно, как отреагирует Виток на мою запредельную борзость.
Граф пару секунд, наклонив голову, задумался над тем, как стоит парировать, и выдал следующее :
- То есть, я так понимаю, Вы хотите сказать, что я - дурак ? 
После столько откровенного ответа можно было как - то темку притоптать, всё нивелировать и свести на нет или обратить в безобидную шутку, но в моей голове не вовремя всплыла фраза из " Покровских ворот " :
- Заметьте, не я это предложил !
Ржание сотни глоток и затаённая обидка в сухом остатке. Конец фильма.
Или другой случай. Тоже для иллюстрации светлого образа, так сказать.
Подарили мне менты - кинологи ко Дню Пограничника ментовские сапоги. Базаров нет - вещь , по армейским меркам, богатая чрезвычайно : хромовая кожа, высокий каблук, острые носы и узкий подъём, - словом, глаз не оторвать. Но вот одна беда - сержантсткому составу явно офицерские сапоги по уставу не положены. И я, конечно, от подарка отнекивался всячески, ввиду невозможности его использования, но всё- таки принял, успокоив душу тем, что в этих сапогах уйду на дембель. 
А как такая красивая вещь может лежать в загашнике без движухи ? Чешется всё и везде от желания продемонстрировать такую барскую обувь боевым товарищам и, во - вторых, подраконить нашего Витка. Сказано - сделано : дождался дня, когда Витковский заступил дежурным по части и надел сапоги на вечерний развод.
Оттопали мы по плацу вечернюю прогулку, оторали положенные песни и выстроились перед дежурным в составе своих подразделений, весь отряд. Согласно штатному расписанию, я стою самым - самым правофланговым, так что меня и так видать хорошо,- ну, и плюс блеск на ногах, разумеется.
Витковский вещал чего - то дежурное, народ слушал его без энтузиазма, мысленно находясь уже в курилке или в кроватях, всё проходило скучно и штатно. И тут майорский глаз упёрся в меня, и лично мне сразу стало понятно, что сапоги  надел не зря.
- Таак, вот это не понял я ... - недоумённо пробубнил майор.
Поскольку посыл ещё не приобрёл конкретику, откликаться не было смысла.
- Таак, я к Вам, к Вам обращаюсь ! - и тыкнул пальцем в моём направлении.
- Ко мне ? - типа удивился я.
- Ну да, да, к Вам ! 
- Слушаю Вас, товарищ майор ! - ответил я торжественно, как на присяге.
- Это что это у Вас там, а ? 
- Там - это где, товарищ майор ?
- Там - это на ногах, товарищ младший сержант !
- Ааа, на ногах ! На ногах у меня сапоги, товарищ майор !
По подразделениям уже пошёл шумок лёгких пока смешков. Народ предвкушал дальнейшее действо.
- Я вижу, что не сандалии ! Я Вас спрашиваю, какие это сапоги ? - обличил он меня с лицом древнего инквизитора.
- Ну, как какие ? Кожаные, чёрные, разумеется ! - ответствовал я.
- Я вижу, что кожаные и чёрные, я спрашиваю, что это за сапоги и откуда они у Вас ?
- Сапоги милицейские, товарищ майор, мне ребята - кинологи подарили на День ПВ, от подарков ведь не отказываются !
- Оно конечно, Цыба, и сапоги красивые, но Вам ведь их носить нельзя !
Витковский полностью забыл о существовании на плацу ещё почти тысячи человек, и переключился всецело на мою скромную персону. Впрочем, ребята были не в обиде за этот маленький спектакль, в рядах пограничников веселье усиливалось.
- Почему ж нельзя, товарищ майор ? Сапоги уставные ( гм ... почти ! ) , а то, что офицерские, так у меня должность прапорщика, так что почему нет ? - сделал я удивлённо - тупое швейковское лицо.
- Да, да, согласен, по должности - да ! А по срочной службе - нет ! Вам такие сапоги не положены ! Поэтому Вы должны их снять !
- Как снять ? Прям вот тут, на плацу ? - деланно удивился я.
- Ну нет, конечно. В подразделение придёте, снимете, и до конца службы больше не надевайте ! 
Тут он вспомнил, что остальные бойцы терпеливо ждут его дальнейших действий, и решил обратиться ко всему личному составу.
- Вот когда я, товарищи пограничники, учился в пограничном училище, то у нас одни такие сапоги были на всё наше отделение ! Так мы в них в увольнение ходили, перед девушками форсить !
Ну да, у каждого свои понты, у курсантов - такие. 
В этом месте майорский мозг поймал новую струю, с воспоминаниями о далёкой юности было покончено, и Витковский заорал, что было сил, на весь плац :
- Товарищи пограничники ! Всем разойтись по подразделениям для произведения отбоя ! Дежурные в течении получаса - ко мне в штаб со строевыми записками ! Да, и ещё ! Бойцы ! С нечищенными сапогами спать не ложитесь !
- Так мы, обычно, перед сном сапоги снимаем ! - ответил какой - то остряк из сержантской школы.
Отряд взорвался смехом. Конец кина.
Не могу сказать, что он был исчадием ада - нет, он был не хуже и не лучше других офицеров, мог совершить нормальный поступок и , в противовес, проявлять ослиное упрямство и запредельную армейскую тупость. Личной состав, в целом, сходился во мнении, что Виток достаточно нормальный командир, потому как бывают в разы похуже. В любом случае, выбирать нам не приходилось.
Вот этому выдающемуся полководцу и посвящены мои сегодняшние воспоминания, вылившиеся в три рассказа, или, как я их обозвал, три саги. Ибо, по прошествии такого количества времени, любой достоверный рассказ становится легендой ...
Устраивайся поудобнее, дорогой читатель, налей себе чайку, закутайся в уютный плед и окунись в атмосферу моей былой службы в погранотряде, о которой я и хочу тебе и младшему Хукерману поведать на очередных страницах " Записок кинолога ".
                                                          Сага о пограничном училище.
Ну вот ни фига я не спокойный человек, и ведь всю жизнь так ! И служба, понятное дело, не исключение. Многие вот служат, служат, знаки и звания зарабатывают, на дембель пораньше уходят,- так вот, всё это - не с нашим счастьем ! И не то, чтобы ты сам рвался навстречу приключениям и искал их на собственную ж....., нет. Они, приключения эти, тебя как - то сами находят и делают твою частную жизнь достоянием общественности. И не то, чтобы ты звезда, но личность, благодаря таланту найти на ж... приключений, широко в узких кругах известная. Так что знакомьтесь, это - я !
В тот раз никаких приключений не предполагалось, тянулся обычный день, который я проводил в дежурстве по роте. Дневальными у меня были два нормальных парня из нашего взвода, так что проблем с дисциплиной и наведением порядка особо не возникало. 
В подразделение я пришёл за минут двадцать до обеда, потому как построить личный состав и отвести для приёма пищи - святая обязанность дежурного, которую продинамить никак нельзя.
Наскоро проверив порядок в роте, я уже было направился в спальное помещение за шинелью, но, проходя мимо кабинета Витковского, увидел, что канцелярия открыта, форма майора висит на стуле, фуражка лежит на столе, а самого хозяина в кабинете не наблюдается. Человек здравомыслящий мог бы предположить, что если дисциплинированный Витковский оставил эти вещи в канцелярии, так и сам, следовательно, далеко не ушёл,- либо двинул в роту связи этажом ниже, либо в оружейную группу к своему корешу капитану Смирнову, в подвал. Но не надолго, это факт, тем более, что на построениях он присутствовал почти всегда.
Короче, либо голос разума молчал, либо я его не услышал. Не знаю, что руководило мной в тот момент, но это было чувство, ничего не имеющее ни со здравым смыслом, ни с инстинктом самосохранения.
- Боец, а где Витковский ? - осведомился я у дневального, боевой пост которого находился в непосредственной близости возле канцелярии.
- Куда - то отлучился, сказал, что к построению на обед придёт ! - бодро отрапортовал солдат.
Ну, а поскольку до построения время ещё было, то есть оно и у меня для невинной и милой шалости, которая пришла мне в голову мгновенно, экспромтом, так сказать. Времени рассуждать или колебаться не было, поэтому я решительно шагнул в святая святых, в канцелярию. Там я быстро надел майорский китель, фуражку несколько набекрень, как имел обыкновение носить её владелец, и встал за столом в наполеоновскую позу, опершись о стол растопыренными пальцами и раздув, для вящей убедительности, щёки.
Мимо канцелярии, как раз, проносился куда - то по своим сержантским делам Алик, это был именно тот самый, нужный момент. Я вытянул вперёд руку, ткнул в Алика указательным пальцем и, подражая голосу Витка, заорал :
- Так, Вы, вот Вы, товарищ сержант ! А это куда мы так бежим, а ? Ну - ка, зайдите ко мне вот сюда, быстренько зашли и встали там ! - и ткнул на ковровую дорожку.
Алик сразу срубил фишку и подыграл по полной : заправился, застегнул крючочек гимнастёрки, поправил фуражку и чётким строевым шагом зашёл в кабинет.
- Разрешите доложить, товарищ майор ! Замкомвзвода сержант Сердюк по Вашему приказанию прибыл ! - доложил он мне на полном серьёзе, только в глазах прыгали маленькие смешливые чёртики.
- Прибыл он, понимаешь .... Я сам вижу, что прибыл, Сердюк ! Скажите мне, сержант, сколько у нас ещё в роте, точнее, во вверенном Вам взводе, будет продолжаться бардак ?
- Товарищ майор, в роте полный порядок !
- Скажите мне тогда, почему сегодня два военнослужащих третьего взвода курили сегодня в умывальнике, а ? Это место для курения, с каких это пор ? Я им дал чих - пых, сделал, так сказать внушение, но я не об этом ! Почему Вы, как сержант, мало внимания уделяете воспитанию личного состава ? - с удовольствием сел на любимого конька Витковского.
- Я уделяю мало внимания ? Товарищ майор, да мне даже во сне только личный состав и его воспитание снится, не знаю в части такого человека, который бы думал о личном составе больше, чем я, исключая Вас, разумеется, и подполковника Кириченко !
В коридоре начали собираться бойцы.  Уже через несколько реплик наше шоу стало популярным в массах и раздалось отчётливое ржание, а в коридоре стало не протолкнуться. Ну, а мы с Аликом только подливали масла в огонь.
- Так, по воспитанию я понял, а почему в роте бардак ? - осерчал я на Алика.
- Извините, товарищ майор, но я отвечаю за третий взвод ! - парировал Алик.
- А Вы не пререкайтесь, иначе поедете пререкаться на десятую заставу ! Я имею в виду роту, как помещение !
- В чём Вы видите бардак, товарищ майор ? Личный состав с утра до ночи наводит порядок, в коридоре от частого употребления швабры линолеум скоро протрётся, а по мылу и тряпкам у нас перерасход, спросите у старшины !
- Я спрошу, я так спрошу, Сердюк, что мало никому не покажется и тогда чих - пых будет Вам, как ответственному ! Вот Вы говорите - порядок .... Допустим. А теперь смотрите сюда - я вчера тут, за батареей, повесил вот эту ниточку, а за сейф положил вот эту, видите ? Они обе до сих пор на месте,- следовательно, в роте бардак ! - улыбнулся я тому факту, как ловко мне удалось прищучить изворотливого замкомвзвода.
В коридоре народ ржал вовсю, тем более, что темы были ни фига не надуманными и данные вещи имели место быть почти регулярно. Виток имел обыкновение сунуть куда - нибудь пёрышко из подушки или повесить где - то в труднодоступном месте ниточку, там, где и в голову никому не придёт её искать. Потом он с удовольствием находил эти закладки и распекал личный состав, что они ни хрена в роте не делают.
Зная, что он горазд на такие подляны, дневальные и дежурные уже были заточены под такие штуки, но нет - нет, а иногда проколы случались. Однажды, в бытность мою дежурным, не найдя никаких огрехов в уборке, он при мне затушил бычок в пепельнице и продемонстрировал, что пепельница в канцелярии не убрана. Вашему покорному слуге стоило преогромного труда сдержаться в тот момент и не нахамить Витку по - крупному.
Веселуха продолжалась, я сыпал всяческие обвинения, Алик их вёртко парировал, народ ржал. Дневальный участвовал в общем процессе и потому прошляпил момент, как в расположение зашёл сам Витковский. Я увидел уже момент, как народ рассосался и на пороге застыл в позе непонимания Граф. А Алик с упоением продолжал фиглярствовать.
-.... а я и говорю старшине, а можно вместо лично времени назначить внеочередную уборку помещения ? А ещё есть инициатива ко дню рождения Владимира Ильича провести не только субботник, но и воскресник ! - ...... и ещё какую - то фигню Алик там бороздил, а за его спиной стоял Витковский с открытым ртом и выпученными глазами.
На меня его пришествие, видно, подействовало как нечто парализующее, я не мог вымолвить ни слова, только стоял, как истукан с острова Пасхи с перстом, указующим на майора и страшным выражением глаз, которым я пытался донести Алику, что вечер перестал быть томным. Алик не понял моих потуг и принялся глумиться ещё хлеще.
- Ой, товарищ майор, а что мы молчим, как воды в рот набрали ? А чё за глазки такие страшные пучим, запугиваем, да ? Так ведь никто не боится, уважаемый Квазимодо ! Или Держиморда ? Или унтер Пришибеев, Вам какое имячко больше по душе ? - не унимался Алик, изощряясь в ораторском исскустве , в плане утончённых ругательств из кладезей мировой классической литературы.
 В разгар этой красочной тирады Витковский переступил с ноги на ногу, и Алик, к своему ужасу, понял,-  да нет, спинным мозгом прочухал, КТО стоит у него за спиной. Не поворачивая головы, он абсолютно непостижимым образом умудрился заглянуть себе за спину, убедился в справедливости своей догадки, и .... Такого я больше не видел  ни до, ни после ! - Алик абсолютно непостижимым образом растворился посреди кабинета, просто дематериализовался, можно сказать. И я остался один на один с Витковским, который вскинул руку в жесте, точь - в - точь таком же, как у меня, и, ткнув в меня пальцем, бодро заорал :
- Тааак, я не понял, товарищ сержант, а что Вы делаете в моё отсутствие в моём кабинете, хочу Вас спросить ?
Конкретный вопрос предполагает конкретный ответ. Тем более, что времени на раздумье жизнь не отпускает, это не клуб знатоков.
- Зашёл по делам службы, товарищ майор ! Решил перед Вашим прибытием в роту проверить качество уборки канцелярии дневальными ! Проверил, замечаний нет, всё чисто ! - а вот накося  выкуси !
- Допустим, Цыба. А почему Вы находитесь в моём кабинете в моей фуражке и в моём кителе ?
Вот это хороший вопрос, просто пять баллов ! Даже если в ответе на первый вопрос, что я делаю в канцелярии в отсутствии майора, я был чертовски убедителен, то со вторым всё гораздо сложнее. Проклятая чешежопица, чёрт бы её подрал ! Ну, прошёл бы мимо кабинета, ан нет ! - захотелось веселухи, захотелось тех самых приключений.
Но мой ангел - хранитель просто офигенный чувак, который много раз выручал меня в самых пиковых, казалось бы, абсолютно безысходных ситуациях,- так вот, он и тут не дремал и подкинул мне просто великолепный вариант ответа на такой фантастически сложный вопрос.
- Так это .... форму примеряю офицерскую, как на мне сидит, к лицу ли ! - на одном дыхании выдал я своё объяснение сему невероятно тупому поступку.
- С какой целью, Цыба ? - не унимался приставучий Граф, обуреваемый желанием обыграть меня по очкам и вывести на чистую воду.
- Решил я, товарищ майор, посвятить свою жизнь служению Родине, охране её священных рубежей. Хочу документы подавать в военное училище ! - выпалил я и удивился собственной смелости.
Граф мою версию происходящего заглотил, переварил и заулыбался, зардевшись, аки маков цвет. Помахав мне пальцем, Витковский сладким голосом сказал :
- А Вы не такой, Цыба, каким кажетесь, не ожидал от Вас .... В любом случае это похвально, Цыба, это очень похвальное решение, хотя и неожиданное, особенно от Вас !
Ну да, сам от себя не ожидал, честное слово !
- Но форму, Цыба, майорскую, Вам пока примерять рано ! Сначала учёба в военном училище, если поступите, затем годы службы,- возможно, долгие годы, ведь звание майора надо заслужить .... Вы в какое училище собрались поступать, Цыба ? 
- В алма - атинское, товарищ майор, на кафедру служебного собаководства собираюсь ! - гордо выдал я.
- Тем более похвально, - там весьма суровые условия обучения, но оттуда выходят настоящие офицеры, не то, что из голицынского ! - гордо сказал когда - то курсант алма - атинского высшего пограничного училища им. Дзержинского. 
Выпускники данного военного ВУЗа негативно относились к выпускникам конкурирующей организации - голицынского высшего военно - политического пограничного училища им. Ворошилова. Как известно, одно училище выпускало боевых офицеров, другое специализировалось на обучении будущих заместителей по политической линии, в просторечии - замполитов. А, как известно, гусь свинье - не товарищ.
- Так что, Цыба, решение я Ваше одобряю и дам соответствующие рекомендации ! Кстати, очень рекомендую Вам, пока есть время, подать заявление о вступлении в КПСС.
- А это то зачем, товарищ майор ? Ну, я в смысле, - это обязательно ? То есть, я не то, чтобы против , но .... - сумятица в моём мозге отразилась на внятном изложении мыслей. Витковский трактовал это по - другому.
- Понимаю Ваше сомнение, Цыба, это очень ответственный шаг, экзамен на зрелость, так сказать. Естественно, сначала Вы будете зачислены кандидатом, но это будет ещё одним плюсом при поступлении, так что найдите среди наших коммунистов двух поручителей и подавайте заявление . Снимайте фуражку и китель, и - шагом марш, стройте подразделение на обед !
Даже не помню, как вышел из кабинета, в глазах стоял какой - то туман, в башке - полная пурга, наподобие манной каши, в которой плавали обломки  всяких дурацких мыслей. 
Построение и поход в столовую прошли без приключений. Само собой, что за обедом Алик не мог меня не спросить, чем закончилась эта хохмочка в канцелярии и почему я вышел оттуда такой странный. После того, как я в подробностях разъяснил Алику, чего и как было, судя по его довольной роже, заржать в голос ему мешало только то, что мы были в столовой.
 - Серый, так тебя можно поздравить ? Ты у нас теперь не только будущий офицер, но и будущий коммунист ? Слушай, а где служить планируешь, тут, в Прибалтике, или там, где всегда есть место подвигу ? Так у нас сейчас таких мест до хрена - Курилы, Дальний Восток, Средняя Азия, ты что предпочитаешь ? - даже жрать, гад, перестал, так стало весело.
- Алик, да пошёл ты в ж ....., я ж для отмазки всё это лепил, ты что, не втыкаешься ? - чуть не заорал я.
- Я то втыкаюсь, самое главное, чтобы сам Витковский в это воткнулся,- мол, шутка просто была, неудачная, но шутка, не более .
- Ты что, мне предлагаешь сейчас пойти к Графу и самого себя сдать,- мол, простите, дяденька, засранца, так, похохмил малость ?! Тебе, кстати, он ничего не сделал !!
- Ну, во - первых, в форме его ты выписывал, а не я. Во - вторых, а чё он мне сделает, если я дежурным по роте и так чаще частого хожу, - наряд, что - ли, он мне объявит ? А ты в нарядах не так часто, так что тебя можно подгрузить нарядами за такой косяк !
Справедливо, чёрт побери ! Но хотелось думать, что сам Витковский забудет про этот эпизод за суетой армейских будней. Но не тут то было !!!
Где - то через неделю, после утреннего развода, Витковский меня остановил.
- Так, товарищ сержант, уже неделя прошла, а я до сих пор не вижу !
- А чего Вы не видите, товарищ майор ? - опешил я, так как на тот момент вся эта история несколько выветрилась из моей головы. Из моей, но не из головы Витковского.
- Как это чего ? Заявлений Ваших, Цыба, на направление Вас для сдачи экзаменов в пограничное училище и зачисление Вас кандидатом в члены КПСС !
Ё - моё, - значит, не забыл ! Ну, и что теперь делать ? Признаваться, что просто решил подхохмить над майором и для этого не просто форму одел, но ещё и над самым святым постебался - карьерой офицера и партией ! Тогда я вообще из нарядов не вылезу .... 
Короче, я сделал самое скорбное и задумчивое лицо, на которое только был способен, и мрачно - торжественным голосом изрёк:
- Не будет рапортов, товарищ майор ! Вы знаете, я ведь всю эту неделю думал, ночами не спал .... И понял, что не достоин носить ни высокого звания офицера, ни ещё более высокого звания коммуниста ! Уровень дисциплины у меня низкий, с личным составом мало работаю, не являюсь, как сержант, для своих солдат примером для подражания. Не созрел я ещё морально ! - подвёл я последнюю черту под несостоявшейся пограничной карьерой и поставил не менее жирный крест на своём будущем партийном росте.
- Что ж , Цыба , я рад, что Вы так критично отнеслись к своей личности, это похвально ! Но, согласитесь, положение с дисциплиной и воспитанием Вами личного состава надо исправлять, не так ли ? Поэтому будете ходить в наряд дежурным по роте две недели через сутки, меняясь с Вашим другом Сердюком, а то у него дисциплина, в последнее время, тоже хромает. Ну, идите, служите ! - и, довольный, пошёл дальше, оставив меня стоять в душевном смятении и с кислой рожей.
Алик на эту новость отреагировал коротко, но ёмко :
- Вот же урод !
Может, кого язык и до Киева доведёт, меня в тот раз довёл до нарядов.
                                         Сага про мат и армейскую тупость.
В армии, как известно, матом не ругаются, посредством мата там разговаривают. В той или иной степени обсценную лексику употребляют все, от курсанта до генерала. Потому как мат - это краткая и весьма доходчивая форма изложения мыслей, донесения этих мыслей до сознания оппонента и , во многих случаях, не только руководство к действию, но и должностная инструкция.
В нашем пограничном отряде не употреблял данные выражения только один офицер - заместитель начальника штаба майор Терентьев, но он был вообще полным исключением из всех правил - всегда был до синевы выбрит, в сапоги можно было смотреться в любую погоду, кашне было безупречно  белым, а фуражка и шинель сидели, как на манекене. Любому, самому бесталанному солдатику, даже при великой провинности майор говорил " Вы ", что повергало всех в полнейший шок и прострацию. Но он был единственным исключением из общей массы, - настоящий офицер товар штучный, это не ширпотреб, это - индпошив.
Особенно много выражающихся было среди представителей национальных окраин советской империи, которые были не в ладах с русским языком и которых этому языку обучали курсовые сержанты на учебном пункте или в сержантской школе.
У нас в отряде был уникальный узбек рядовой Усманов, который до армии руской речи вообще не слышал,- пас себе спокойно где - то в горах коз, его отловили и послали служить на прибалтийскую границу. Его словарный запас был полностью внесён на жёсткий диск головного мозга сержантами в " учебке ". По окончании таковой услышав, как данный боец изъясняется, отрядное начальство долго не могло решить, где военнослужащий с такими обширными познаниями в части ненормативной лексики может продолжать воинскую службу. Так Усманов стал отрядным банщиком и , как и я, был прикомандирован к РМО.
Я панически боялся, когда его ставили мне в наряд дневальным. Полы он не мыл по той причине, что у них в Узбекистане это исключительно женская работа. Ну ладно, хрен с ним, но на тумбочке такого оставлять было ещё более опасно, он ведь по телефону мог ответить всё, что угодно и кому угодно ! 
У нашей роты был позывной " Радиатор ". Так вот, когда я услышал, как Усманов поднял трубу и сказал " Дежурный  " Радиатор " слушает ! Аллё, чё хочу ? Х....и  ты молчишь там, му.... к ?! " - я понял, что звонивший в прострации.  А я опешил ещё более, когда этот му....к, Усманов, то есть, протянул мне трубку со словами " Тебя хотят ! Х..и  мне молчишь там ! ".
Дрожащей рукой я взял трубу и представился " Дежурный по РМО младший сержант Цыба ! Слушаю Вас ! ", в ответ раздался вкрадчивый голос командира отряда подполковника Кириченко " Тебя, Цыба, хочу ! И дневального твоего хочу ! Кто у тебя там, кстати, такой наглый хам ? " . - " Рядовой Усманов , товарищ подполковник ! " - ответил я. " А ....ну, ладно... Ты это... Цыба, скажи этому придурку, чтобы сам трубку не брал, пусть тебя зовёт или ещё кого - нибудь. Всё, отбой связи ! ". Командир даже забыл, зачем звонил .... Вот такая история .
Ему мат прощал даже подполковник Циртаутас, в подчинении которого Усманов и находился. Помню такой вот диалог между ними.
Мизансцена : Усманов несёт куда - то снятую с петель дверь, начальник тыла идёт мимо.
- Здравствуй, Усманов ! 
- Здравствуй, подполковник !
 - Куда несёшь эту дверь ?
- На...., выкидывать, совсем х..... стала !
- Усманов , ты что ругаешься ?
- Усманов не ругаешься, б......, Усманов говорит - дверь х...... стала, выкинуть надо на ...... !
Циртаутас только рукой махнул и пошёл себе восвояси.
Или так . Идёт командир отряда . Навстречу, понятное дело, - Усманов.
- Как дела, Усманов ?
- П ....... о дела, командир !
Командир просто обалдел.
- Ты как командиру отряда отвечаешь, Усманов ?!?
- Усманов отвечаешь - зае ....... сь дела, командир !
Завидев меня, командир прошёл мимо и сделал вид, что с Усмановым не общался.
 Как говорится,- комментарии излишни. Ну, а что он, виноват в том, что его ТАК говорить научили ? Усманов и не думал, что говорил что - то плохое, он ведь реально так со всеми общался. Более того, я уверен, что и сейчас так же общается, если доводится ему говорить с кем - то по - русски.
Извиняюсь за лирическое отступление, просто вспомнил .... Так , о чём это я ? Ах, да, о мате. 
Так вот, выражались все, и мы с Аликом в том числе, понятное дело. Честное слово, при общении с отдельными индивидуумами из числа личного состава ну никаких нормальных слов не хватало ! К примеру, как общаться на нормальном языке с тем же Усмановым ? Да и не поймёт он просто , вот в чём штука !
В тот день то ли бури были магнитные, то ли ещё чего, но атмосфера в роте была нервная и накалённая, в воздухе витали искры скандала. Старшина подлил маслица в огонь, заставив нас с Аликом инспектировать содержимое солдатских тумбочек в то время, когда остальная часть подразделения смотрела в клубе неплохой фильм. Настроения, понятное дело, нам это не добавило, но делать было нечего.
Слово за слово, мы с Аликом как - то начали предъявлять взаимные претензии, нелицеприятно отзываться друг о друге, сопровождая словесные оскорбления действиями физического порядка - я в Алика кинул подушку, он - в меня, затем перешли на предметы потяжелее, схватились за грудки и ..... И понеслась бы драка, но в этот напряжённый момент дверь в спальное помещение приоткрылась, явно не самостоятельно, да так и осталась приоткрытой. Мы отпустили отвороты камуфляжей и кулаки, целиком и полностью сконцентрировавшись на двери, которая стала прикрываться.
- Тссс ! - приложил к губам палец я и кивнул в сторону двери. 
 - Вижу ! - молча кивнул Алик и поставил опрокинутую табуретку.
Дверь широко распахнулась, и в спальное помещение ворвался Витковский с повязкой ответственного по части. Стало понятно, что он делает в роте в свой законный выходной.
- Так, товарищи сержанты, что мы тут делаем, а ? - уставился он на нас с прищуром, как у дедушки Ленина.
- Содержимое тумбочек инспектируем по приказу старшины , товарищ майор ! - ответил за нас двоих Алик, как замкомвзвода.
- А что это у вас тут бардак такой ? Подушки валяются, табуретки, вон, перевёрнуты, а ? И сами чего расстёгнуты и красные такие ? Почему так шумно инспектируете тумбочки, сержанты ? А, может, вы тут дрались, допускали, так сказать, неуставные взаимоотношения ? - он опять зло уставился на нас.
Ну, положим, не дрались, не успели. Но то, что орали всяко - разно, а Витковский это дело подслушал, это факт !
- Никак нет, не дрались, товарищ майор ! Просто у нас с товарищем заместителем командира взвода разошлись мнения в одном вопросе ! - попытался я облечь происходящее в какую - то приличную форму.
- Это в каком же вопросе Вы, Цыба, так разошлись с Вашим другом Сердюком ? - ехидно осведомился Граф.
- В философском, товарищ майор, если так можно выразиться . В отношении к жизни и природе вещей, - добавил я для веса красивых, приличных слов.
- Да, товарищ майор, мы разошлись во взглядах на диалектический материализм ! - подпустил тумана Алик .
- Настолько разошлись во взлядах, что готовы были друг другу морды набить ? - Витковский едко, цинично так улыбнулся.
- Может, мы были несколько несдержанны в эмоциях, так ведь и тема весьма серьёзная ! - с задумчивостью на челе вещал Альберт.
- Я понял вас, товарищи сержанты ... Так, через пару минут построение в коридоре !
- Товарищ майор, а кому строиться ? Рота - то в клубе, на просмотре кинофильма. В роте только мы с Цыбой... - недоумённо спросил Алик.
- Так вам и строиться . Вам, сержантскому составу третьего взвода ! - ответил Виток и скрылся за дверью канцелярии.
- Серый, ты чё - нибудь понял ? - с таким же выражением лица спросил Алик.
- Я понял одно -Виток не видел, как дрались, но подслушивал, и сейчас мы с тобой за мат огребём по полной. Пошли строиться !
- Вот же, б ....., свезло ! А я у него хотел в увал отпроситься ! - сказал Алик и первым вышел из спального.
В коридоре мы с Аликом организовали многочисленный строй из двух человек и стали ждать прихода командования. Оно не замедлило себя ждать, появившись из канцелярии через минуту при полном параде, в кителе и фуражке, из чего мы сделали вывод, что порка будет торжественной.
Виток сделал морду порешительней, сдвинул фуражку набок и ткнул в Алика указующим перстом :
- Так, товарищ замкомвзвода, командуйте !
- В смысле, " командуйте " ? - затупил Алик.
- Командуйте, командуйте, я жду, а время идёт !
- Не понимаю я , товарищ майор, кем командовать, подразделения в роте нет !
- Как это кем ? Сержантским составом третьего взвода ! Выходите и командуйте !
Н- даа, ситуация дурацкая - нас всего - то двое, и если Алик выйдет из строя, то строй будет из одного меня, кем тут командовать? Ситуация вполне очевидная, но до предела дебильная, и это - то и вывело наши с Аликом мозги из строя.
До меня первого дошло, чего хочет Виток, я наклонился к Алику и прошептал на ухо :
- Алька, он хочет, чтобы ты вышел из строя и мной командовал, понял ?
- Понял .... Это какой - то п .......ц !!!! - прошептал в ответ Алик, но, тем не менее, строевым шагом вышел и скомандовал мне :
- Сержантский состав третьего взвода ! Равняйсь ! Смирно ! Равнение на - середину ! Товарищ майор ! Сержантский состав третьего взвода роты материального обеспечения в количестве двух человек по Вашему приказанию построен ! Заместитель командира взвода сержант Сердюк !
- Встаньте в строй !
Есть ! - ответил Алик и возвратился на правый фланг меня.
Витковский оглядел наши ряды с выражением, достойным Александра Великого, и заорал, как олень на гоне :
- Здравствуйте, товарищи пограничники !
- Здравия желаем, товарищ майор !
- Вольно !
Судя по выражению лица дневального, у него этот спектакль вызвал состояние, близкое к воспалению коры головного мозга.
Уфф, ну, а нам с Аликом хоть можно расслабиться и дух перевести. А самое интересное было, понятно, впереди. Виток начал прохаживаться перед строем, потом резко остановился, вперил в нас орлиный взор и заговорщицким голосом произнёс :
- Товарищи сержанты ! В нашем подразделении случилось страшное !
Мы с Аликом жутко удивились и переглянулись одновременно. В клуб, вроде, все отправились в целости и сохранности. В " самоходе " никого не было, в оружейке всё на местах ... Чё ж такого могло случиться, о чём мы с Аликом ни ухом, ни рылом ? А Витковский, между тем, продолжил :
- Сегодня, проходя мимо спального помещения, я случайно услышал, как двое военнослужащих из третьей роты общались между собой не по уставу ! Более того, я услышал нецензурную брань, что вообще ни в какие ворота ! И это в то время, когда повсеместно ведётся борьба с неуставными отношениями до их полного искоренения, товарищи пограничники ! А самое страшное в этой ситуации  - то, что эти люди должны воспитывать личный состав и являть собой пример для подражания !
Речь напоминала монолог прораба из " Приключений Шурика ",- " И всё это происходит в то время, когда космические корабли бороздят ... ".
Прикольно, когда о тебе говорят в третьем лице в твоём присутствии. Неприкольна сама постановка вопроса ,- ты ещё, дабы другим неповадно было,  военно- полевой суд в клубе проведи и расстреляй нас перед строем по приговору трибунала ! Нее, мы, конечно, не голуби мира, но что уж на нас всех собак то вешать !
Но это всё было в голове, а в реале мы промолчали, Виток же, в свою очередь продолжил обличительный монолог :
- Я считаю, товарищи сержанты, что, в свете решений двадцать седьмого съезда нашей партии и девятнадцатой партийной конференции, мы должны решительно искоренять неуставщину и бороться с такими безобразиями ! Думаю, что вы, товарищи сержанты, со мной согласны ?!
А то ! Разумеется !!!! Ни против съезда партии, ни против документов девятнадцатой партийной конференции мы, однозначно, ничего не имеем ! И как младший командный состав, и как комсомольцы мы неустанно будем бороться со всякими проявлениями неуставных отношений, претворяя решения партии в жизнь !
Но это всё мы тоже только подумали и опять промолчали. А Граф продолжил :
- Товарищи пограничники ! Мы, как верные ленинцы и дзержинцы, должны быть предельно честны и откровенны между собой. И потому я хочу услышать честный ответ на прямой вопрос - кто из вас в спальном помещении ругался матом ?
Признаться, мы несколько удивились самой постановке вопроса, поскольку она изначально предполагала, что ругался только один из нас. Но доктрина " Помоги КГБ, заложи себя сам ! " среди нормальных людей популярностью не пользуется, да и на роль кающейся Марии - Магдалены мы оба не особо подходим. Поэтому мы с Аликом снова переглянулись, собрали волю в кулак и прямо ответили на непростой вопрос.
- Я не ругался, товарищ майор ! - ответил замкомвзвода , по - комсомольски честно глядя в глаза командиру.
- Я тоже не ругался, товарищ майор ! - ответил старший инструктор службы собак, не менее честно глядя в глаза тому же командиру.
Витковский насупился и крепко призадумался. По выражению его лица было видно, с каким усилием и с какой бешеной скоростью крутятся шестерёнки внутри майорских мозгов, как непросто ему даётся этот мыслительный процесс.
Налицо имеется ярко выраженная дилемма. С одной стороны, он явственно слышал разные неприличные выражения, разной степени тяжести и изощрённости. С другой - два честных, безыскусных признания от товарищей, с которыми, может быть, завтра в бой. И, вроде как , слуху своему он не доверять не может, но и недоверие по отношению к боевым товарищам может быть для нас оскорбительно. Требовалось неординарное и, в тоже время, справедливое решение в духе царя Соломона. Виток подумал ещё с минуту и выдал неожиданный вердикт ;
- Таак ... Ну, вы тут разберитесь между собой и через пять минут доложите мне, что Вы ругались ! - ткнул при этом пальцем в Алика и двинулся в канцелярию.
Выйдя из кабинета Витковского, Алик находился в некоей прострации и состоянии задумчивости и рассеянно, в никуда, проговорил :
- Сука .... Нее, ну вот ведь сука !
- Так, я не понял, ты что, по - новой начинаешь ? - разозлился я .
- Чё начинаю ? - не понял Алик и отрешённо посмотрел на меня .
- Ничего я не начинаю ! Пошёл ты, Серый, в ж ... у ! Я говорю - вот ведь повезло, сука, сходил в увольнение ! Кстати, и ты тоже, так что можешь не радоваться !
- В смысле я тоже ? Так я и не собирался ! - не понял я.
- Ну, вот и не соберёшься ! Ещё месяц ! Нам с тобой месяц без увалов и в течение этого месяца суточные дежурства по роте - вдвоём, через сутки, прикинь ! - заорал он .
- Ни фига себе .... Ну, положим, без увалов- ладно, я и так не хожу. А вот через сутки .... Он что, совсем обалдел ? У меня ж питомник, свои щенки, отрядные, собак кормить, хозяйство..... Я ж не могу в роте находиться ! Так командир же вообще запретил ему ставить меня дежурным чаще, чем раз в неделю !
- Ты ж знаешь, Витку пофиг, а командир мог и забыть ....
- Ну, вариантов нет, Шалашов ему напомнит ! Всё - таки, я к его ведомству отношусь, а к роте я вообще только прикомандированный...
- Ну - ну, флаг в руки. У меня тоже есть тема ! - я ж клуб помогаю оформлять. Скажу начальнику политотдела, что никак не могу помочь, поскольку теперь время буду коротать в нарядах... Может, надавит на Витка ...
События развивались со скоростью курьерского поезда. Уже через каких - нибудь полчаса в роту влетел разъярённый командир отряда подполковник Кириченко. Не стесняясь выражений, за коротые мы с Аликом были столь беспощадно наказаны, командир объяснил майору, насколько он был неправ.
" Из с удовольствием подслушанного дневальным РМО рядовым Нестеровым....
- Не, не, сиди, Витковский, ты ж, я так понимаю, не обязан вставать, когда я захожу ! Вон, у тебя звезда на погонах ! Подожди, так она ж не большая .... Значит, ты, Витковский, не генерал - майор, а просто майор ?!
- Конечно, майор, товарищ подполковник ! - не оценил сарказма и совсем зашугался командир роты.
 - А если ты просто майор, так какого х .... ты кладёшь хрен на приказы командира, а !? Ты их сознательно саботируешь, да ? Ты кем себя возомнил, что выше командира себя ставишь ?!?
- Товарищ подполковник, да чтобы я ! Да я никогда в жизни !!! А в чём дело ? - зелепетал испуганный Виток.
- Ты ещё спрашиваешь ? Ты что, уже не помнишь, что сам творишь ? Я, бл..., приказал Цыбу не чаще одного раза в неделю дежурным ставить, ты в курсе ? Так какого этого ты мой приказ отменяешь, да ещё и ебо.... ишь его в наряды через сутки на месяц ! Ты что, вообще кретин ?! Ты не в курсе, что у него щенки из округа на питомнике, за которые и с тебя, и с меня три шкуры спустят, если что не так !!! Ты в курсе, что у него наши отрядные щенки маленькие совсем, месячные - за них я твою башку откручу, если что не так ! 
Командир умолчал, что одного из этих щенков он уже обещал своему корешу, поэтому интерес к этой теме у него был не только руководящий, но и свой, шкурный.
- Я - нет, я не в курсе был ..... Если бы в курсе, тогда, я бы конечно, никогда, а так .... Я всё отменю, конечно ! - продолжал лепет Витковский. Но командир решил окончательно добить врага в его логове.
- Занимайся своими делами, или у тебя их нет !? Или ты не в курсе, что Цыба - ПРИ - КО - МАН - ДИ - РО -ВАН- НЫЙ к твоей роте, ёпт ! Ты лучше займись бардаком в роте, майор ! А то я отменю приказ о твоём отпуске в августе и напишу новый. Поедешь отдыхать в феврале в ведомственный санаторий, в Палангу, а не в Пицунду, понял ?!
- Конечно, понял ! Так точно, товарищ подполковник ! - торжественно встретил гибель грудью Виток .
- Набрал, понимаешь, полную роту дол ....бов и сидит тут, как граф ! Мне вместо водителя поставил этого му.... ка, Тратулиса, который, видите ли, на баб засмотрелся, скотина, и раз...бал мою новую машину ! Или ты уже про это забыл !? Ты должен сидеть тише воды и ниже травы, чтобы я забыл про это, Витковский !
Да, был случай,- командирский водила Тратулис засмотрелся на девок и въехал на новой 31- ой " Волге ", красе и гордости командира, в столб. Тратулис пересел на ЗИЛок на 10 - й заставе, а Витковского командир ещё долго сношал, за что ни попадя.
- Или мне тебе напомнить, майор, про двух этих рыжих кретинов, за которых отряд до сих пор отписывается ?!
Тоже был случай, прикольный - два брата - близнеца, служащие водилами на ГАЗ - 66, где - то на косе столкнулись лоб в лоб : один перевозил наряды, другой - девок из комсомольской агитбригады. У перевозимых травм особых не было, учительница, сидевшая в салоне, разбила себе голову, да один из этих придурков сломал себе палец. Ну, и машины, понятно, разбили основательно ...
- Не надо, товарищ подполковник ! Я всё понял ! 
- Всё, свободен, и смотри у меня ! - сказал командир и вылетел из кабинета, сверкнув глазами на вставшего по стойке смирно Нестерова, еле успевшего отскочить от двери к тумбочке  " ......
Командир, несмотря на недостаток роста, был заводным и умел нагнать жути на любого из офицеров, так что крыша моя сработала просто отлично.
Но на этом злоключения Витковского не закончились, потому что ещё через пятнадцать минут к нему наведался начальник политотдела подполковник Быков...
.... " Из подслушанного с не меньшим удовольствием дневальным рядовым Нестеровым ....
- Витковский, а я к тебе !
- Здравия желаю, товарищ подполковник !
- Витковский, скажи, что за х ...... я творится ? Я, понимаешь, ищу бойцов, которые клуб к сборам начальников тыла всего Союза оформят, а ты что ? Ты их в наряды ставишь ? Ну, и кто мне будет клуб оформлять, ты, да !? 
- Товарищ подполковник .... я не понимаю, в чём дело ! - взмолился Витковский.
- Не понимает он ... И я не понимаю, за какую такую провинность ты Сердюка через сутки на месяц  поставил ! Это что ж такого надо накосячить, а, Витковский ?
- Так они с Цыбой дрались и матом орали в спальном помещении ! 
 - При тебе орали ? В строю ? В присутствии других ? 
- Никак нет, они там вдвоём были, я случайно услышал !
- Это, б.... , называется случайно подслушал ! А тебя учили, что подслушивать некрасиво ? Ну, или ладно, - услышал, случайно.... Ну, ругались, так ты замечание сделай, на вид поставь, а ты сразу - сутки .... Ты ж сам даже соплю из носа красиво по стеклу не размажешь, а там плакатов уйму надо перерисовать, тексты написать ! Мне тебя заставить плакаты рисовать ? 
- Никак нет ! 
- То - то, а то наказывать вы все мастера, а воспитывать - политотдел ! Ты их вот как накажи : раз матом кроют, да ещё сержанты, прикажи им каждое воскресенье не менее двух часов в библиотеке литературу читать, - пусть повышают культурный уровень !
- Так точно, товарищ подполковник ! - сожрал и это Витковский. 
.... Нестеров за дверью довольно поржал ... "
А нас с Аликом Витковский вызвал к себе и сказал, что решил нам заменить наказание - вместо суток мы будем обязаны ходить в библиотеку, дабы ударить культурой по хамству и разгильдяйству. Ибо кто способствует воспитанию личного состава в духе марксизма - ленинизма более, чем грамотный и воспитанный сержантский состав ! 
Так парадоксально закончилась для нас эта история , а я смог, наконец- то , дочитать " Шагреневую кожу " ...
                             Сага про половинку силикатного кирпича.
В этой истории я не принимал прямого участия, а только косвенное. Но сам случай достаточно интересный, даже можно сказать - показательный.
Вместе со мной призывался в ПВ Славка Казанцев. У Славы батя был полковником СА, но у него не получилось пристроить сына служить где - нибудь поблизости, под отеческим крылышком, а потому он отправил чадо служить в ПВ, в Клайпедский отряд. А что ? - войска, как - никак, элитные, да и Клайпеда от Таллина не за тридевять земель.
Но была одна незадача - большая проблема со зрением. То есть, в целом здоровье было ничего, а вот из - за близорукости Славке ничего хорошего по службе не светило. После медкомиссии в отряде отцы - командиры судили - рядили, куда же Славу с такими диоптриями определить, и не нашли ничего лучшего, как отправить его в комендантскую роту. 
О комроте пару слов скажу отдельно.
Это подразделение в отряде занималось тем, что охраняло отрядную гауптвахту, где, собственно, во время несения суточного дежурства, наряд и базировался ; также бойцы комроты бессменно несли караульную службу, в их ведении находилось три объекта - знамя части, склады арттехвооружений и склады ГСМ с автопарком.
Так что, представьте себе, люди в течении двадцати двух месяцев ( учебный пункт я исключаю ) ходили через сутки охранять одни и те же объекты ! Плюс ко всему командиром подразделения был абсолютно неуравновешенный капитан Синицын, слава о свирепом нраве которого бежала впереди него по всей границе.
Синицина тоже можно понять - он был отцом двух дочерей - красавиц, как сейчас принято говорить, весьма нетяжёлого поведения и с низкой степенью социальной ответственности. Особенно капитану было нелегко, когда они отправлялись на всё лето работать вожатыми в подведомственный пионерский лагерь " Пограничник ", находящийся неподалёку от Паланги. Девки часто бегали к парням на радиолокационный пост, да и парни к ним приходили достаточно регулярно, - уязвлённый отец рвал и метал, но обуздать темперамент дочек ему было не под силу, как и спалить доблестных пограничников на горячих неслужебных отношениях.
Потому своих подчинённых он дрючил нещадно, порядок в комроте был железный и Синицына весь отряд боялся хуже, чем детсадовцы дедушку Бабая.
Так что, помимо страшного командира, у пацанов из комроты и так участь была достаточно незавидной  : каждый день - день сурка. Изо дня в день те же объекты, те же рожи, та же обстановка. Все удивлялись, как у комротовцев не едет крыша от такой рутины ; попадать в их ведение, т.е. на гауптвахту тоже особо не стремились - комротовцы отыгрывались на бедных заключённых за свою тяжкую судьбину, как могли, а их доблестный командир за любой косяк мог накинуть проштрафившемуся бойцу ещё сутки ареста.
Вот в такой коллектив и занесло на все два года службы Славку Казанцева. Объектом ему назначили слады арттехвооружений, куда он и ходил в караул сутки через сутки. Сначала его душа протестовала против такого непограничного хода пограничной службы, потом он привык, затем - втянулся, и страшная рутина уже казалась делом обыденным и нормальным. Вот уж точно, что человек ко всему привыкает !
Как известно, хуже дурака только дурак деятельный. В армии всегда была куча мудростей по данному поводу, типа " Инициатива всегда имеет инициатора ", " Не делай, как лучше, а делай по уставу " и т.д. Не то, чтобы уж вовсе никто и никогда не напрягался, просто действия в рамках помогали избегать различные неприятности. Сделал по собственному почину - сам и отвечай за возможные последствия, а действовал в рамках уставов и должностных инструкций, так какой с тебя спрос ?
Но майор Витковский был человеком действия и где - то даже патриотом службы. Не радовало другое - никто и никогда не мог знать, когда в майорскую голову торкнет очередное озарение и чего оно будет касаться. К банальщинам типа внезапных тревог и новым вводным при выполнении привычных упражнений все уже привыкли, майора это уже не вставляло. А вот на боевом дежурстве проверить бдительность несения службы каким - нибудь нетривиальным способом .... это да, это было свежо и интересно. Так было и в этот раз ....
.... Литовская зима уже была в стадии не проливных дождей, а снегопадов и морозца под - 10, - не особо холодно, но достаточно бодряще.
Народ в караулах надевал валенки и тулупы, чтобы не врезать дуба на посту. А если опустить ушки у ушанки и привалиться на крыло какого - нибудь ЗИЛка, стоящего возле склада на консервации, так очень даже можно давануть на массу, особенно если вовсю метёт, кругом ночь и все ютятся по тёплым и уютным помещениям. Бояться особо нечего, потому что ты находишься в периметре из нескольких рядов колючей проволоки и под охраной сигнализации.
Славка, как всегда, нёс службу по охране родных складов вооружений. Что на территории склада, что на близлежащей, он знал каждый кирпич, каждый кустик и камушек наперечёт,- ещё бы, ведь столько времени там провёл ! Разнообразие вносило строительство второй части склада - на территории появились стройматериалы, а в дневное время можно было иногда поточить лясы с военными строителями.
Склад находился на перекрёстке трёх дорог - одна вела на плац, вторая  - на мой горячо любимый питомник, третья - на подсобное хозяйство, грубо говоря,- на свинарник. Напротив находилась отрядная пилорама и громоздились штабеля свеженапиленых досок. Словом, - непарадный, медвежий угол отряда. Зато спокойный.... 
Шла самая дремучая, как называют моряки,- собачья вахта, с двух до четырёх часов ночи. Славка, в очередной раз, неспешно прохаживался вдоль склада, как вдруг услышал явственное шуршание какой - то бумажки. В полной тишине оно было громом среди ясного неба и исходило из - за периметра, охраняемого часовым, откуда - то от пилорамы. Сначала Слава подумал, что ему это кажется, но таинственный шорох возобновился с новой силой.
Ну, и что вот делать в такой непростой ситуации часовому, действуя в рамках устава караульной службы ? Нападения на пост нет, посторонних на территории - тоже нет, а шуршание бумажки к делу не пришьёшь. Можно, конечно, позвонить в караул, чтобы разводящий пришёл со свободной сменой и проверил территорию, но .... Во - первых, свободная смена тоже имеет право на отдых, и если у ребят отнять полчаса здорового сна, они расстроятся. Во - вторых, от склада до штаба, где находится караулка - метров 500, что тоже не порадует любителей ночных пробежек. Ну, и в - третьих, - никому неохота прослыть мнительным придурком, будоражащим сон боевых товарищей из - за какой - то непонятной фигни. Так что Славка решил подождать, послушать и действовать сообразно ситуации, если таковая будет.
Проходя в очередной раз возле пилорамы, Славка вновь услышал шуршание бумажки и окрикнул, согласно устава :
- Стой ! Стой, кто идёт !
А никто никуда не идёт! Идёт только снег да второй год службы, который хочется закончить без приключений. Слава, на всякий случай, передёрнул затвор и поставил автомат на предохранитель, сам после этого превратился в одно большое ухо. Но минут десять было опять тихо, и он расслабился, уговаривая самого себя, - мол, чего только ночью да в снег не померещится !
И снова зашуршала таинственная бумажка, ещё более громно и вызывающе. Естественно, что Славка проорал в ответ, уже более грозно и как-то по - боевому :
- Стой ! Стой, кто идёт ! Стой, стрелять буду !!!
Ну, и опять же - не в кого тебе, мил человек, стрелять, потому как никого на горизонте не наблюдается, и тишина опять стоит гробовая. Не иначе, как демоны какие - то из литовского леса пришли солдата оккупационной армии напужать. А оно ведь уже и страшно - понимаешь, что рядом кто- то есть, но не знаешь, где он и что может сделать ! Поэтому Славка занял тактически выходное положение возле колеса бронетранспортёра и изготовился к бою в положении " Стрельба лёжа ".
Но кругом опять висела всё та же, гнетущая тишина, в которой притаился неведомый враг. Прошло пять, десять минут, но картинка не менялась, всё было тихо и спокойно, как на кладбище. Потому Славка встал, отряхнул налипший за время лежания снег, и начал было очередной обход склада, как вдруг услышал новый звук. И это уже не был звук шуршания бумаги, это было постукивание одним предметом о другой, абсолютно явственное и чёткое !
Тук .... тут - тук - тук ....тук - тук ... Как будто кто - то отбивает " морзянку ". Как пел покойный ныне Владимир Семёнович Высоцкий - " Страшно, аж жуть ! ". Но Славка был опытным и проверенным бойцом, а потому решение пришло внезапно, как - то само собой и, в данной ситуации, оно показалось единственно верным. Поэтому, во время очередной порции шумовых эффектов непонятной природы, Славка опять выдал комплект уставных фраз :
- Стой ! Стой, кто идёт ! Стой, стрелять буду !!!!
После чего нашарил в снегу половинку силикатного кирпича и, просчитав предполагаемую траекторию полёта, аккуратно кинул его навесом, через штабель досок, где, по расчётам Славки и находился источник коварных звуков.
Услышав сначала звук приземления кирпича, затем - звук от упавшего объёмного тела, новоявленный Вильгельм Телль понял, что мишень поражена. Естественно, что тут же поднял по тревоге караул, уже безо всякого зазрения совести.
Парни, во главе с прапорщиком - разводящим, бежали через весь отряд, как будто олимпийцы, идущие на мировой рекорд,- ещё бы, ЧП то какое ! Нападение на склад оружия, это вам не хухры - мухры .
Когда вооружённый до зубов и запыхавшийся наряд прибыл на место, Славка молча указал им направление, продолжая держать сектор на мушке.
Каково же было удивление всех участников концессии, когда из - за штабеля досок извлекли тело дежурного по части майора Витковского ! Майор утратил способность общаться, так как находился вне сознания. Виной всему была злополучная половинка кирпича, которая с иезуитской точностью треснула дежурного точно по макушке ! Было чему удивляться - с расстояния метров в пятнадцать, в темноте, плюс навесом и так точно попасть !
Витковскому ещё свезло, что он был в зимней шапке, был бы по лету в фуражке - убило бы, как бог свят ! А так только черепушку слегка кирпич проломил, да сотрясение средней тяжести, что тоже не может не радовать, - стало быть, мозг у офицера в наличии ...
В санчасти , когда майора вернули к жизни, членораздельной речи и способности рассуждать, выяснились подробности. Подоплёка события оказалась весьма простой, я бы даже сказал, - банальной.
Витковский знал, что у Славки не очень со зрением, поэтому решил проверить бдительность несения часовым службы вот так, на слух. Ну и, собственно, проверил.
.....а часом позже ничего не подозревающий я уже поднялся, умыл морду лица и готовился к скорому уже пробуждению роты. Чуть слышно открылась входная дверь, и дневальный уже было приготовился, видя входящего, заорать " Рота смирно ! Дежурный, на выход ! ", но, повинуясь сигналу, заткнулся.
Я поспешил к двери и увидел Витковского. Бог ты мой .....Сразу вспомнилась песня про героев гражданской войны, помните ? - " Голова повязана, кровь на рукаве... " ... Голова была, точно, повязана, крови на рукаве не было, но под глазами было по огромному бланшу и сами глаза были налиты кровью, - впечатление, доложу я вам, так себе.
- Ой, товарищ майор ... Здравия желаю ! Извините, конечно, а что это с Вами ? - не утерпел и спросил я, машинально повторив крамаровский жест царю Василию Иванычу.
- Здравия .... Хорошо бы, здравия то !!! Что со мной .... Земляк твой, сволочь, постарался ... - бессвязно проговорил он и прошёл мимо меня в канцелярию. Взявшись за ручку, он потянул дверь на себя, посмотрел на меня как - то ошалело и добавил :
- А я что ? А я что ему за это ? А я ему за это - благодарность, перед строем ! Вот ! - и скрылся за дверью, оставив меня в состоянии полнейших непоняток.
- О как .... Ты что - нибуть понял ? - спросил я дневального. Боец пожал плечами и для убедительности помотал головой.
- Вот и я ничего не понял .... Какой земляк ? Почему сволочь ? Морда с башкой разбиты, и за это благодарность ! Ничего не понимаю ....
Ну, а днём весть об этом неординарном событии облетела уже весь отряд. Ржали над произошедшим все - и личный состав, и офицеры, и вольнонаёмные. Славка Казанцев стал чем- то вроде живой легенды, ещё бы ! - причинить офицеру травму средней тяжести и получить за сей поступок благодарность перед строем за бдительное несение службы .... ну, согласитесь, случай - то уникальный !
Да и Витковский приятно удивил - действительно, объявил благодарность, вот оно как ! Хотя, с другой стороны, закончиться могло не благодарностью, а вагон - заком и тюремным сроком, что было вполне возможно, в случае летального исхода.
Уверен, что и сейчас Славка вспоминает эту историю в более юмористическом ключе, нежели в то далёкое время.
Вот уже более тридцати лет прошло со времени описываемых событий, а память нет - нет, да и подкинет какой - нибудь эпизод из армейской молодости. Здорово, что свойство у памяти такое, что даже не слишком приятное впоминается через призму лет легко, весело и беззлобно.
И где - то там, в моей памяти, опять отбивает чеканный шаг по плацу Клайпедского погранотряда рота материального обеспечения и, в сотый раз, над плацем проносится 
            ....  А на плечах у нас зелёные погоны,
                             И мы с тобой, мой друг, опять идём в наряд,
                                                 У пограничников суровые законы,
                                                                    Нельзя нам спать, когда другие люди спят .....

Хотите верьте, а хотите нет, но всё, описанное выше - правда, до последней строчки, до последней запятой.
Хукерман - младший, как всегда, засомневался в правдивости мною рассказанного. Сделал глаза такие недоверчивые, с прищуром, и будто бы спрашивает : " Тебя послушать, старшой, так у тебя ни дня без приключений ! Что ж тебе не сиделось то спокойно, что ж ты искал то их постоянно ! ".
Ну, не факт, что я их искал,- может, они меня сами искали. И находили, факт ! Оно, может, конечно, спокойнее без них было бы, но ведь и жить не так интересно ! А так есть, что вспомнить, и иногда из того, что вспомнишь, и вам , уважаемые читатели хукерманских бредней, можно что - то рассказать ....
                                                       Изловить бы дурака,
                                                        Да отвесить тумака,
                                                        Ан нельзя никак -
                                                        Ведь рассказчик - то дурак !
                                                        А у нас спокон веков 
                                                       Нет суда на дураков !!!

Реклама
www.ZOOnet.lv
Популярное
наверх!
Яндекс.Погода
Траст cocktail.lv Настоящий ПР cocktail.lv