Заставские побасенки, или привет с " Бромистого " !

Заставские побасенки, или привет с " Бромистого " !

Братья Хукерманы рады приветствовать тебя снова, наш дорогой читатель !
 Так уж получается, что встречаемся мы с тобой достаточно редко,- увы, нехватка времени сказывается как на текущих делах, так и на творческих замыслах. Ну, а сегодня и без того нежаркая эстонская весна порадовала снежком в середине апреля, поэтому я счёл за лучшее заварить себе чайку покрепче и попытаться вспомнить кое- что из дел давно минувших дней, о которых преданий пока не сложено. Хукерман - младший, понятное дело, угнездился вместе с Женькой на любимом зелёном диване и делает вид, что внимательно меня слушает.
В этой части " Записок кинолога " я хочу рассказать тебе о некоторых , достаточно ярких  эпизодах из жизни шестой пограничной заставы Клайпедского погранотряда, на которой я имел честь служить непосредственно после окончания школы инструкторов.  Данная застава имела позывной " Бромистый ", а располагалась почти посередине Куршской косы, с калининградской её стороны. Для того, чтобы ты, читатель, мог нагляднее себе всё представить, попробую живописать колорит данного места и реалии временного континиума, в котором я на тот момент находился...
                                             Здравствуй, " Бромистый "!
По окончании школы мы прибыли в родной отряд, откуда нас уже распределили по боевым заставам. Не знаю, что повлияло на выбор заставы для меня,- он не был ни плохим, ни особо сладким, ибо имелись как свои минусы, так и неоспоримые плюсы.
Но пока я оставался о деталях в полнейшем неведении и просто трясся вместе с остальными собратьями - инструкторами в кузове ГАЗ - 66 навстречу неизвестности...
Итак, располагалась " шестёрка " , как я уже говорил, по центру Куршской косы, а именно - в посёлке Рыбачий.
Вообще- то, во времена оны, Рыбачий носил иностранное название Rossitten и был оплотом тевтонских рыцарей в этой части косы. Поговаривали, что в окрестностях завалялись развалины их замка, но сам я их лично не видел.
Также в зоне нашей ответственности находились посёлок Морское ( он же Pillkoppen, стало быть ) , подле которого находилось наше пограничное стрельбище, и посёлок Лесной  ( Sarkau ), место дислокации одного из наших радиолокационных постов.
Дыхание Восточной Пруссии ощущалось повсюду : православный собор в Рыбачем представлял собой несколько видоизменённую лютеранскую кирху, сама застава находилась в бывших конюшнях местного барона, владевшего некогда всеми окрестностями, а на окраине имелось заброшенное кладбище, сплошь пестревшее немецкими именами и  фамилиями.
 Даже исполком находился в бывшем публичном доме, с фронтона которого на посетителей неизменно взирали розовощёкие Купидоны и матроны с рубенсовскими формами. Между ними сквозь слои побелки нагло выглядывала надпись " Willkommen ! ", которую безуспешно пытались замазывать работники коммунального хозяйства. Фойе ещё более радовало глаз, потому что весь потолок был разрисован фривольными сценами, поэтому хорошее настроение посетителям этого советского учреждения было обеспечено прямо с порога. Согласитесь, вместо серого социалистического минимализма эдакое псевдо- рококо с лепнинкой и ангелочками,- здорово, не правда ли ?
Во всём остальном посёлок особо глаз не радовал ввиду крайней запущенности и нежелания местного населения хоть как-то исправить данную ситуацию. Из земледелия присутствовали местами возделанные огороды с покосившимися ветхими заборами. Ветхости этим руинам добавляло свободное перемещение мелкого и крупного рогатого скота, бродившего в полудиком состоянии по всему посёлку и его окрестностям аж до поздней осени.
Присутствовали несколько рыболовецких артелей и рыбколхоз, которые промышляли как на Балтике, так и в пресноводном Неманском заливе. Данные труженики моря, судя по скромным результатам их труда, явно не относились к передовикам производства. Зато каждый из них имел свою собственную лодочку и персональные сети, которые приносили несоизмеримо больше рыбы, чем колхозные траулеры. Столь ощутимая разница КПД была абсолютно понятной, - собственноручно пойманное превращалось в звонкую жидкую монету, благодаря литовским перекупщикам, и злоупотреблялось, не отходя от кассы. Колхоз же платил исправно, но мало; но даже и это тратить было не на что и негде, ввиду отстутствия ассортимента - ни тебе хлеба, ни тебе зрелищ....
Короче, если Карамзин живописал происходящее в Расее ёмким " Воруют ! ", то ситуацию в Рыбачем эпохи конца восьмидесятых прошлого столетия можно было свести к не менее ёмкому " Бухают ! ".
Природа, в отличие от самого посёлка, ежедневно радовала глаз первозданной красотой, поддерживать которую было одной из наших первоочередных пограничных задач. Расползанию туристов по сему благословенному участку земли препятствовал статус погранзоны, который усугублялся присутствием большого количества военных объектов ну очень специального назначения. Так что въезд был строго по пропускам, а те турысты, которые как-то всё-таки умудрились въехать, компактно проживали на территориях своих баз и домов отдыха, загорали в зонах пляжа и где попало, как правило, не лазили. А если лазили, имели много неприятностей в нашем пограничном лице.
Природа была фантастической, великолепной, неиспохабленной плодами жизнедеятельности сапиенсов, которых не то, что мыслящими, а и прямоходящими можно назвать с большой натяжкой. Многокилометровые пляжи белого песка, дюны высотой с пятиэтажный дом, вычурные сосны, как будто кружащиеся в безумном танце, источающие пьянящий аромат хвойного леса, роскошные травы в пояс, усыпанные, как небо звёздами, всевозможными цветами... И повсюду, сколько хватает глаз, всё это великолепие обрамляет красавица- Балтика. Примечательно, что сколько бы ты ни смотрел на море, но день ото для оно всегда будет разным - суровым, весёлым, взбалмошным, игривым, ужасающим... О цветах и запахах я уже и не говорю !
Ну, а когда дул вожделенный юго- запад, со дна моря, из недр морских глубин поднимались зелёные водоросли, которые несли на поверхность потаённую суть , квинтэссенцию, философский камень Балтийского моря - Его Величество Янтарь. Так что любой из отдыхающих мог привести домой, в родную Кзыл- Орду небольшой осколок, величиной с ноготок, который продолжал дышать солнцем, морем и соснами, напоминая о том, что где-то есть другая, абсолютно отличная от твоей, богатая красотой и приключениями жизнь ...
По другую сторону дюн местность была лесистой и заболоченной, так что места изобиловали косулями, кабанами, лосями и разной прочей лесной живностью. Её существование никогда не омрачалась вторжением в заповедные леса досужих охотников, потому что вся коса представляла собой сплошной заказник. Более всего этому факту радовались орнитологи, которые любовались богатством пернатого мира круглогодично и круглосуточно. А их орнитологическую станцию заложили ещё немцы, так что можно судить о том, что если налаженный немецкий быт, дороги, строения, сельское хозяйство и производство благополучно прос....ли, то природу никак убить не смогли ! Больно много её там, природы этой, как ни хозяйствуй бездарно и так же рыбу ни лови. И не верьте никому, когда говорят  что, мол, угря вообще не стало,- поверьте, где надо, он есть... Настоящий, родной, балтийский.
Что до самой заставы, то располагалась она, как я уже обмолвился, в конюшне, принадлежавшей некогда небедному восточно- прусскому барону. Великолепная кладка красного кирпича с не менее прекрасным микроклиматом - зимой, как положено, тепло, а летом - прохладно. Рубили, сволочи немецкие, в архитектуре ! Впрочем, как и много в чём другом.
Как раз к моему приезду застава помаленьку переезжала в новый, только что отстроенный комплекс помещений, который неспешно строили наши же, пограничные строители. Новую заставу от старой отличало полное отсутствие строительного качества и масса недоделок, которые вскрывались уже по ходу вселения, так что новоселье - не всегда праздник. Ну, или праздник, но со слезами на глазах. На протяжении нескольких месяцев по территории шлялись военные строители узбекско - таджикских национальностей, возбуждавшие наш неподдельный интерес полным отсутствием атрибутов воинской службы и трудовой деятельности. Мой верный Лорд сразу смекнул, что не все пограничники одинаково полезны, а ограниченно своими могут считаться люди, которые носят камуфляж. На военных же строителей он начал охотиться через несколько дней после того, как пообвыкся на новом месте, к превеликому удовольствию моих новых сослуживцев.
К слову сказать, их он тоже не жаловал и в первые пару недель нашего с ним пребывания перекусал добрую половину личного состава в профилактических, так сказать, целях. Данная линия поведения, само собой, популярности нам не добавила, но заставила " дедов " определённым образом дистанцироваться и вести себя очень сдержанно. Ну, и на том, как говорится, спасибо !
Вообще, дружным я коллектив " шестёрки " назвать никак не могу, потому что застава делилась на людей нормальных и комсомольский актив, который не то, чтобы уж очень докучал, но постоянно всем действовал на нервы. Уже одно то, что фамилия нашего комсомольского вожака была, извините, Чайников, говорит о многом. 
Из местных персонажей я лично сдружился с поваром Валерой Салиным , складовщиком Йонасом Норкусом и начальником отделения связи Гошей Макушкиным, с которыми мы и образовали некую компанию. В случае с поваром и складовщиком Лорд полностью одобрял мой выбор друзей, не разделяя его в отношении Макушкина, которому он также сделал предупреждение в область кисти руки и ... ну, того, что пониже спины.
Разные, словом, ребята служили на заставе, как и везде.
Быт был достаточно обычным, по субботам была баня, по воскресеньям - кино. Кормили так себе, но друг Валера умел приятно разнообразить рацион узкого круга своих друзей, к коим я, несомненно, относился.
Самой большой неприятностью " Бромистого" была, как это ни странно, водопроводная вода. Она была на вкус солёной, слегонца газированной и шибала в нос явно ощутимым ароматом сероводорода. Суп или каша на такой воде - да, бог с ним ! А вот чай или компот...- , сами понимаете, ни фига не шедевр кулинарного искусства...
Командовал подразделением майор Иванов, розовощёкий усач - богатырь с зычным голосом и диктаторскими замашками.  Он обладал неуёмным, требующим постоянных действий темпераментом и твёрдым заблуждением, что граница требует нашей бдительной охраны. Поэтому граница охранялась много, нудно, физически тяжко для личного состава и без перерывов на штормовые предупреждения.
Занимавший пост замполита старлей Печёнкин был его полной противоположностью : бледный, тихий семьянин, более заботящийся о семье и отпрыске, нежели о боеготовности заставы, тянущий лямку воинской службы по причине хороших пайковых и дармового жилья. Поэтому комсомольские собрания и все иные мероприятия идеологического плана если и не игнорировались в открытую, то и возложенных на них функций по воспитанию личного состава также не выполняли.
Два имевшихся в наличии прапорщика взор тоже не радовали. Один постоянно пропадал на радиолокационном посту, начальником которого он трудился, второй был старшиной и из алкогольного астрала в реальный мир выходил достаточно редко. И я точно могу сказать, что эти его внедрения в реальность не несли ничего хорошего ! Бухой старшина был просто пофигистом, трезвый - буквоедом и крючкотвором, который мог доколебаться когда угодно и до чего угодно.
Моя служба состояла, в основном, из вида наряда дозор, то есть я в любую погоду чапал по морскому бережку от стыка с другой пограничной заставой до точки, с которой нас забирали. Понятное дело, что осуществлял я эту службу вместе с боевым пограничным псом и младшим пограннаряда. Оба мы были увешаны, как новогодняя ёлка, разной незаменимой в наряде хренью, в комплект входили : автомат АКСУ - 74у, СПШ- 44 ( он же сигнальный пистолет Шпагина, для гражданских - ракетница ) в кобуре с комплектом из 10 патронов, штык - нож, подсумок с двумя магазинами, трубка связи, длинный поводок ( 10 м. ), бинокль Б8-М30, ночью - ФАС- фонарь ( фонарь аккумуляторный следовой ) или прибор ночного видения " Тополь М ", подсумок с прибором " Шершень " ( одорологический прибор для забора запаха со следа и сохранения данного запаха для последующей выборки ), а младший  наряда тащил ещё и рацию Р- 392 ( несколько позже это была более миниатюрная громкоговорящая " Айва " ). Понятное дело, что путешествие со всей этой кучей металлолома не было ни лёгким, ни приятным, особенно в тёплое время года.
  В просторечии эта служба именовалась " топтать фланги ", потому что зона ответственности заставы делилась на две части - правый фланг и левый. Левый фланг граничил с седьмой заставой в Зеленограде и имел протяжённость в 22 километра, а правый соседствовал с пятой заставой в литовской Ниде и был около 19 км.
Служба осуществлялась путём проверки береговой отмели и прилегающей к ней местности, и если с утра я проходил короткий фланг, то вечером - часть или весь длинный, и наоборот. Если младшие пограннаряда менялись, то я оставался неизменным и каждый рассвет встречал на морском берегу, во всеоружии готовый встретить коварного врага, а потенциальным врагом была база боевых пловцов, расположенная на шведском Готланде. 
Прошло уже много лет, а мне до сих пор интересно - ну так, чисто гипотетически, вынашивал ли коварный враг планы по заброске в наш тыл диверсантов, али нет ? Ведь мы даже профиль специальный в море утопили ( по случайности ), который тащился за трактором и делал ровнёхонькой контрольно - следовую полосу на морском песочке, и службу несли не особо бдительно, а врага всё не было... Так вот, а был ли мальчик ???
Так что можно сказать, что служба на " Бромистом " была физически тяжёлой, но проходила в местах с уникальной природой, красот которой, опять же, из-за тягот службы мы, увы, не особо замечали.. 
И только спустя годы, посетив вновь места своей былой боевой славы, я смог оглядеться и промолвить , глядя вокруг - " Какая красота ! ". Нет, не с нотками озорного ёрничества, как у Гришковца, а от всей души...
Немцы, судя по всему, в красоте тоже волокли,- наверное, именно поэтому под Болотной дюной, что располагается  подле Рыбачьего, во времена третьего рейха расположили завод по производству авиационных двигателей. А в нескольких километрах от Лесного, под землёй же, нацисты спрятали какое-то страшно секретное  химическое производство, какое - чёрт его знает. Вообще, на эти темы даже в наше время распространяться было не принято, и если в наряде ты обнаруживал прямо посреди дозорной тропы металлический люк, или  из  недр дюны после шторма торчала неизвестно откуда взявшаяся труба, которой ещё вчера не было, никуда не лезли и служебного рвения не проявляли. Хотя и было это всё нам, совсем ещё пацанам, крайне интересно.
Тропа от узкоколейки, которая опоясывала всю Болотную дюну, по крайней мере, до сих пор сохранилась, а ещё в бытность мою на заставе в кустах на высоте Мюллера валялись  турели от зениток и ржавые остовы прожекторов времён второй мировой.
В таких вот местах, уважаемый читатель, довелось мне служить - красивых, загадочных, таинственных. Случались на службе различные истории, когда весёлые, а когда и не очень, некоторые из них намертво осели на чердаке моей памяти...
                                                            15 тонн угля.
Где-то в середине июля на заставу приехал "зилок "- шаланда, доверху полный угля для новой заставской котельной. Поскольку в армии во всём должон быть порядок, то для угля был построен специальный навес в укромном уголке заставской территории. Но вот ведь незадача ! - уголь с шаланды по- быстрому скинули подле навеса, где он и лежал в виде здоровенной кучи, точнее, нескольких куч. Все прикидывали, когда же наш старшина прочухается и заставит эту злополучную кучу перекидать в надлежащее место. Ясен пень, что махать лопатами никому не хотелось, так что в этот закуток старались не заходить и даже взгляд туда не бросали,- авось, как- то рассосётся оно, само собой, по щучьему велению. Никто даже подумать не мог, каким странным образом эта проблема разрешится...
Не знаю, что стукануло в башку нашего начальника заставы, но майор Иванов решил в то воскресенье провести спортивный праздник. Праздником, конечно, это назвать нельзя, потому что из торжественных мероприятий предполагался кросс на 5 км. По правде говоря, заставских такой фигнёй обычно не мордовали, и так все при деле и ежедневно на службе, это тебе не отряд или " учебка ". Ну сами посудите, какой мне, к чёртовой матери, кросс, если я ежедневно больше тридцатничка по берегу наматываю ? Тонус, как у карпатского волка, и примерно такое же физическое состояние, жиринки на корпусе не задерживаются. Ну, а если учитывать не особо калорийное питание,- как говорится, не до жиру...
Старшина построил личный состав и огласил решение майора. Понятное дело, радости ни у кого на рожах не наблюдалось , кому охота в выходной, да ещё в летнюю жару в забеге участвовать ?
А меня что-то так на тот момент всё достало, весь я какой-то был накрученный и нервный, что не смог я молчать и до спасительного " Вольно, разойтись ! " достаточно громко вякнул :
- Товарищ прапорщик ! Я кросс не побегу !!!
- В смысле не побежишь ? Болен, Цыба ? - прапор уставился на меня с недобрым прищуром.
Понятно, что сам-то, козёл, засечку времени даст и до финиша в машине поедет, с нами побежать кишка тонка, а нас, сволочь, заставляет,- нечто подобное мелькало на тот момент в моей голове.
- Никак нет, товарищ прапорщик, здоров ! Не побегу, потому что НЕ ХОЧУ ! Я на флангах каждый день по два раза, у кого- то выходной, а у меня и выходных не бывает...
- Товарищ младший сержант, а Вас никто не заставлял в инструктора идти ! А участвовать или нет, так это я с Вами не обсуждаю, это приказ командира, понятно !!!
- Понятно, товарищ прапорщик, только я всё равно не побегу. Хотите - на " губу " сажайте, или ещё что-нибудь придумайте, а я бежать отказываюсь ! - закусил я удила. Глядя на взбешённого старшину, возникла мыслишка, что, может быть, зря я всё это затеял, но было уже поздно. Также мне  было понятно, что на " губу " меня никто не посадит, потому что любимой присказкой Иванова была фраза " Застава без собаки - это застава с голой ж... й ! ".
- Так, я тебя понял ! Застава, может быть, ещё кто-то не хочет бежать и не хочет выполнять приказы командира ??? - заорал он и воззрился на ровный строй пограничников.
В воздухе повисла гнетущая тишина. Каждому было понятно, что поступок мой мне же боком выйдет и, ясное дело, на моём месте никто не хотел оказаться, хотя и мысленно меня одобряли. И тут случилось абсолютно непредвиденное - из строя вышли три самых борзых  "деда " , рядовой Семеновский ( он же Сэмэн, коренной одессит ), старший сержант Шкуратов ( здоровенный детина из Подмосковья ) и ефрейтор Костенко ( откуда - то из-под Киева, сей гарный хлопец был, судя по его криминальным замашкам, с весьма непростым прошлым и не менее увлекательным будущим ).
- Нее, я, конечно, очень извиняюсь, но " нюх " прав ! С какого такого перепуга мы должны сейчас по жаре плавиться на этом кроссе, его и в планах не было ! Потом потными и грязными будем, а баня вчера была. Если бы до бани, в субботу, так с нашим удовольствием, а сегодня извиняйте ! - первым высказался Сэмэн.
- Ну, я тоже так думаю, товарищ прапорщик ! Лучше было бы чем - то дельным заняться, вместо тупорылых бегов ! - сказал авторитетный Шкуратов.
 - А ты чё молчишь, ефрейтор, язык проглотил ? - нервно спросил у Костенко прапор.
- Да чё зря базарить, товарищ прапорщик, пацаны - то правы ! Мне не западло, но на кой ? Я чё -  больной, в бегах под скорый дембель участвовать ? Реально, не положено...
- Так, все высказались, или ещё кто-то, шибко умный, в " пролётчики " хочет записаться и старшине зашарить, куда не надо , а, я вас спрашиваю ? - заорал прапор, брызжа слюной и распространяя запах свежевыдохнутого перегара.
Остальные товарищи малодушно промолчали, из чего я сделал вывод, что козлов отпущения будет числом четыре.
- Значит, Шкуратов, полезным чем-то заняться хочешь ?
- Так точно ! - весело ответил Шурка и сверкнул металлической фиксой.
- Зачит, так ! Все остальные грузятся в  "шестьдесят шестой ", а эти четверо под руководством Шкуратова убирают уголь под навес ! Не хотели бегать - будете лопатами махать, пока не сделаете ! До вечера - ну, значит до вечера ! Нехрен было залу.........ся ! Застава, вольно, разойдись ! - и пошёл к машине.
Такого поворота, мягко говоря, мы не ожидали. Молодец, прапор !- и наказал по самое не балуйся, и работу непопулярную за наш счёт выполнит, перед Ивановым плюсик заработает. Не сговариваясь,  мы достали сигареты и только закурили, как услышали из отъезжающей машины крик :
- Вы курите меньше, работы у вас до отбоя хватит !!!
- Бляя ..... Ну мы и попали, шоб я так жил ! " Нюх ", зачётно выступил, на шесть баллов ! И шо теперь с такой красотой делать ? Да лучше бы я тот грёбаный кросс пробежал ! - выдал от души Сэмэн.
- Нее, парни, выступили мы, конечно, обалденно, но чего теперь, до вечера лопатой махать ?  Мы ж даже до кино не успеем, факт ? Ну, и что делать думаете ? - спросил всех и самого себя Шкуратов.
- А ничё не делать ! " Нюх " всех подставил, вот он пусть и ишачит, " дедам " вообще не положено лопатой махать ! - ощерился Костенко.
- И чё он тебе наработает, а ? Старшина сказал " пока всё не уберём ", через часок вернётся и что ? Всё равно припашет, будешь лопатой кидать, как миленький ! Надо прикинуть, что тут можно сделать... - от Сэмэна лично я ожидал жёсткого наезда, а не рассудительного подхода, уж больно " дед " был козырный.
- Ну, и какие мысли у кого есть ? " Нюх ", что молчишь ? - воззрился на меня Шкуратов.
- А что говорить ? Что решите, то и будем делать ! - угрюмо ответил я ,- всё таки, какая - никакая, а вина за активный досуг " дедушек " лежала, в основном, на мне.
- Слушайте, пацаны, есть тема ! Я у  " шурупов " " петушок " видел, с ковшом трактор такой, он у них траншею копает, можно пойти и попробовать с ним договориться ! - выдал всем Сэмэн результат своих раздумий.
Тут нужно сделать небольшое отступление. " Шурупами " в погранвойсках ласково именовали военнослужащих СА, как гласила гордая поговорка " ПВ - щит родины, остальные - шурупы, которые этот щит держат ". Мы реально гордились тем, что служили в ПВ КГБ, считали себя некоей кастой, элитой и всегда подчёркивали, что мы не служим в СА. Военнослужащие с красными и чёрными погонами отвечали нам встречной неприязнью. 
Доходило до того, что стебались друг над другом, типа " На дембель уйдёшь с двумя знаками - " Отличник СА " и " Гвардеец " ( в ПВ не было гвардейских частей ). Офицеры, разумеется, негласно поддерживали такие настроения, так как в душе целиком и полностью их разделяли. Вселенским  позором было, если самовольщик- пограничник попадал в лапы армейскому патрулю. Ну, а самых больших залётчиков отправляли для отбытия наказания на гарнизонную гауптвахту, и уж там пленного погранца и в хвост, и в гриву...
По соседству с заставой стояла  " шуруповская " часть, это были чернопогонные ПВОшники. На горке крутились разнокалиберные локаторы, вызывавшие чувство тревоги относительно сохранности личного здоровья, а под горкой, точнее, в её недрах, находился громадный КП. Мы даже как-то раз были у соседей с дружественным визитом, но дальше этого процесс братания и дружбы родов войск как-то не пошёл. Зато у них проходил вечный процесс строительства чего-то и был свой трактор " Беларусь ", о чём и вспомнил Сэмэн так своевременно.
Мы быстро скинулись, у кого что было, и Сэмэн побежал в направлении ПВОшной части. Отсутствовал он минут пять и возвращался с видом победителя : впереди шёл улыбающийся Семеновский, а за ним ехал " петушок ". Подскочил было часовой заставы с расспросами, ему быстро объяснили ситуацию и часовой нас уверил, что он ничего не видел и не слышал. Точнее, видел, как мы впахиваем в поте лица.
Паренёк- тракторист споро развернулся и выглянул в окошко :
- Так, эту кучу вон туда, под навес заталкиваем ?
- Ну да, только давай резче, родной ! - проорал сквозь грохот движка Шкуратов.
- Резче можно, только стоить будет дороже !
- А чё ты хочешь за пять минут не своей работы ? Машина- то казённая, да и ты, боец, вроде военнослужащий. Так что будь скромнее с пожеланиями ! - решил сбить цену рациональный Костенко.
- Да я и так хочу почти ничего : десять бутылок лимонада, кило шоколадных конфет и три кило пряников.
- У тебя репа от сладкого не треснет, а ? Ты чё, вааще офигел ? - наперебой стали мы выкрикивать всяко- разно, напрочь обалдев  от наглости военного.
- Умерь аппетит, гопник, а то станешь до дембеля мечтой стоматолога ! В смысле, я не пугаю, что сам бы тебе зубы выбил...Ты вообще слыхал, убогий, что сладкое жрать вредно ? - не унимался Семеновский, которого раздавила жаба при подсчёте возможных трат.
- Вредно или нет, это я, как-нибудь, сам решу...Короче, вам надо, и вы решайте, а то работать не буду ! Всё, я поехал назад !
- Назад ?! А как ты вообще попал на территорию заставы ? Может, ты вообще вражеский лазутчик ! Сейчас часовому свистнем, и около тебя, как возле Смольного, встанет человек с заряженным ружьём ! - не унимался Сэмэн, ум которого не мог примириться с таким нерациональным использованием денежных средств.
- Короче, решайте, или я поехал ! - сказал военный и нажал акселератор. Железное чудище обдало нас волной вонючего дыма.
- Слышишь, поц, шо ты торгуешься, как приезжий на " Привозе " ! Люди тебе сделали хорошее предложение, так поимей хоть грамм совести ! - выдал Сэмэн, цинично плюнув на колесо трактора.
- Всё, вы меня достали, я взад поехал! - окинув нас презрительным взглядом, с высоты кабины нагло изрёк хозяин положения и помаленьку стал катиться в сторону ворот. А наше положение стало крайне  патовым.
Быстро собранный консилиум постановил, что требования достаточно разумные, если из них выкинуть конфеты, или пряников должно остаться только  кило ! На большее денег не было, а искать по заставе не было времени. Всё, как в гражданской жизни  время - это те деньги, которых у нас нет... Ну, и наоборот.
- Слышь, убогий, не делай нам головной боли, а себе сон на голодный желудок ! Бери то, что мы от себя оторвали и не заставляй нас плохо думать о тебе лично и о всей ВАШЕЙ армии ! - не удержал Семеновский едкой волны сарказма.
Шантажист внял нашим доводам и скинул со счёта конфеты, Семеновский резво побежал в сторону ПВОшной чайной, поскольку искомое, кроме нее, купить было негде.
Надо сказать, что работал боец профессионально, он резво закидал уголь под навес, оставив, по распоряжению Шкуратова, небольшую кучку,- так, с три десятка лопат, чтобы создать видимость продолжения трудового процесса.
Как раз к окончанию погрузочных работ прибежал Сэмэн и передал нашему спасителю пакет с гостинцами. Парняга помахал нам рукой и крикнул " Если что, обращайтесь !" , мы тоже помахали ему вслед и подумали " Да упаси нас Бог!".
Я, как ответственный за следовой режим, шустро сделал берёзовые веники, и мы дружно замели на территории следы, оставленные трактором. Смекалистый Сэмэн сказал, что вид у нас больно свежий, поэтому мы разделись до пояса, сверху окропились водой и обсыпались угольной пылью, для придания картине атмосферы трудового подвига и драматического накала.
И только мы сели перекурить после трудов праведных, как в ворота вкатился наш ГАЗон и с борта стали спрыгивать реально усталые пограничники, а из кабины вылез старшина, воззрился на нас и офонарел.
Да, картина была достойной либо пера великого прозаика, либо кисти не менее великого художника. Это было нашим маленьким триумфом, триумфом человеческого разума над армейским маразмом. Жаль только, что смеяться было нельзя, или даже улыбнуться.
Прапор подошёл к нам неуверенной походкой, на его лице проступала игра самых разнообразных эмоций и, поскольку он не знал, что сказать, он изрёк невнятное :
- Так, я не понял, а почему курим, вместо того, чтобы уголёк кидать ?
- Первый раз вот присели закурить, товарищ прапорщик, а так впахивали, не разгибаясь ! Честно, сам Стаханов бы нами гордился, шоб он был здоров !- с вечной ухмылкой на бледном лице ( он почему-то вообще не был загорелым, в отличие от нас )  процедил Сэмэн.
- Я что-то не понял, а уголь где, уголь -то, аа ?
- Как где ? Под навесом ! Ребята трудились, как черти ! Думаю, что от лица командования заставы каждый заслужил благодарность ! - очень серьёзно сказал Шкуратов.
- Благодарность ? От лица ??? Вы меня что, идиотом считаете, а, бойцы ? Вы как вообще, ааа  ???? Это типа что, возможно, да ? Вы что, хотите сказать, что вы за час пятнадцать тонн угля лопатами перекидали ?!?
- Товарищ прапорщик, так вы ж сами видите, ну не святой же дух нам помогал ! Кроме часового и повара, на заставе больше никого нет..- вставил я свои две копейки.
- Часовой, ко мне ! - схватился за соломинку утопающий старшина.
- Часовой заставы по Вашему приказанию прибыл ! За время несения службы никаких ... - торопливо бормотал Тима.
- Я вижу, что никаких ! Тимофеев, как они работали, ты видел ?
- Во время обхода территории пару раз видел, так точно ! Очень хорошо работали, просто молодцы ! - ну да, мы ему тоже пару бутылок лимонада и кило пряников подкинули, для энтузиазма. Пряники были " Мятные ", по содержанию ментола круче только мятный ликёр, именуемый некогда населением не иначе, как " Поморин " ; клайпедский лимонад " Лесная ягода " был сильногазированной водичкой с цветом и привкусом раствора марганцевокислого калия , - как эту гадость вообще можно было употреблять в пищу, лично для меня, остаётся неразрешимой загадкой. 
- И никого постороннего на территории не было ?
- Как можно ?! Я ж часовой, мне отлучаться никак нель...
- Так, вольно, иди, тащи службу дальше ! - он дал отмашку часовому и , подозрительно оглядываясь, побрёл по территории. Лупу бы ему в руку - ну вылитый Шерлок Холмс ! Только и мы, извините, не пальцем деланные, и  в соблюдении следового режима тоже что-то понимаем.
- Товарищ прапорщик, я Вас умоляю, откуда такое недоверие ? Вы гляньте внимательно, у пацанов все руки в мозолях, у " нюха " вон пар из ноздрей валит ! Да я так не пахал со времени " учебки " ! - крикнул в спину удаляющемуся старшине Семеновский и лукаво нам подмигнул.
Прапор обошёл всю заставу вдоль и поперёк, поискал какие- либо следы вторжения инопланетян и, не найдя таковых, успокоился. Мы, к тому моменту, уже закидали последний уголь под навес и отдыхали, как положено после такого стахановского труда.
Прапор подошёл к нам, и только открыл рот, как его предвосхитил неугомонный Семеновский :
- Товарищ прапорщик, разрешите обратиться ! Тут вот какое дело... мы с ребятами грязные, потные, а мне, к примеру, с " нюхом " вечером в дозор идти, как мы пойдём в таком виде ? Да и остальные пацаны, вон, бегали, тоже все потные. Может, нам баньку, а ? - признаться, всегда знал, что он наглец, но это было уже слишком.
- Баньку ? Так баня вчера была ! И потом, кто вам топить будет, истопник в наряде.. - оторопел старшина.
- Так мы сами натопим, верно, ребята ?
- Да, конечно, натопим, в лучшем виде ! - наперебой загалдели мы.
- Ну, если не особо долго, на часок..- неуверенно выдало начальство.
- Большое спасибо, мы быстренько, честное слово !
Так вместо больших неприятностей мы получили внеочередную баню и уважение наших товарищей за то, что смогли так круто умыть нашего старшину. Тот, конечно, пробовал дознаться до истины, но так ничего и не узнал. И только через пару недель, когда по дороге мимо заставы проезжал армейский " петушок ", на его лице мелькнула тень какой-то мысли, но только мелькнула и пропала.
Ну, может где-то, глубоко в недрах мозга прапора, остался какой-то осадочек...Кто ж его знает !
                                                               Буй.
Я не знаю, как так получилось и кто виноват, но на нашей заставе сразу, как -то враз, расфокусировались все бинокли, включая ТПБ на вышке. Ну, с ТПБ всё понятно - и какой же дозорный откажется посмотреть на полу -, а то и голых девок на пляже, а особенно за дюнами. Они ж, девки, глупые, и думают, что если залезут куда- нибудь в кусты на дюнах, их там никто не увидит,  а потому там можно загорать нагишом. Они и не догадываются, что ТПБ покажет любой волосок в зоне бикини на таком офигенном расстоянии, что даже поверить в это невозможно ! Так что то, что пацаны с поста технического наблюдения на вышке развлекались, так это, как говорится, общеизвестный факт.
А вот почему беда такая со штатными биноклями случилась , лично я решительно не понимаю. Народ их вообще не горел желанием в дозор или на часового границы брать - нафиг оно кому надо, бандуру эту таскать. Так что и брали их редко, а смотрели через них ещё реже. Но факт остаётся фактом - приборы сдали на ремонт, и застава отстегнула немаленькую по тем временам сумму оптикам - аж целых 124 рубля !!! Иванов так орал, как будто вынул деньги из кармана собственных галифе.
Так что на боевом расчёте было нескучно.
- Какая сволочь, я вас всех спрашиваю, сломала оптику ? Народ нас и так кормит - поит - одевает, а мы ещё к нему в карман залезаем, мелко пакостим ! Слушай мой приказ ! С этого дня дежурным по заставе категорически запрещаю выдавать нарядам на службу бинокли ! Вот так ! Всем понятно ? - пузырился и раздувал усы, наподобие Карабаса - Барабаса, майор Иванов.
Вопрос риторический, и нормальные люди под него стоят, молча потупясь и чувствуя свою вину. Нормальные, но не я.
- Товарищ майор, а на службе как без бинокля ? - с самым честным выражением лица спросил я.
- Помнится, именно тебе, Цыба, я делал замечание, что ты на службу бинокль не берёшь ! Значит, раньше обходился, а теперь он тебе срочно понадобился ! Лично тебе отвечаю - будешь развивать зрение, а в случае чего будешь делать вот так ! - сложил ладони в форме бинокуляров и приставил их к глазам. Помнится, так же мы делали в детском саду, пытаясь что- то разглядеть вдали. И даже казалось, что так видно намного лучше.
- Все поняли ? Застава, разойдись !
Ну, разошлись и забыли. И действительно, нафиг никому не надо почти кило лишнего груза таскать. Служба пошла, как и раньше, своим чередом, неизбежно приближая дембель.
В то утро мы пошли в дозор с одесситом Семеновским, он же - Сэмэн. Мне нравилась его неутомимая натура, бесшабашная наглость и то, что он никогда не лез за словом в карман. Про таких говорят - " Язык , как бритва ". Единственное, что раздражало Сэмэна - это жизнь по правилам, т.е. по уставу, так как он был абсолютно свободолюбивым существом, напрочь не признававшим никаких правил. Наверное, в этом и состоит суть настоящего одессита - свобода, не повинующаяся никаким законам и приказам, полная свобода от всего, даже в армии.
Так что службу дозора мы несли, не особо напрягаясь : просто шли рядом по морскому берегу и болтали о всякой гражданской ерунде, а Лорд бегал от уреза до дюн по своим неотложным собачьим делам. Погода была жаркой, вовсю светило солнышко и граница охрянялась как-то сама собой, благо, никто на неё не покушался.
Прошли зону пляжа возле Лесного, поглазели на загорающих тёток,- на большее, увы, в дозоре времени нет. Помахали парням на вышке и двинулись дальше по берегу. Отошли от посёлка на пару километров и тут, будь оно неладно, я случайно взглянул на акваторию и обалдел : по волнам туда - сюда, где - то в полутора милях от берега, нёсся катер. Катер !!! В погранзоне- быстроходное плавсредство !!! Это ЧП, это чревато чем угодно, вплоть до нарушения священных рубежей нашей родины, и тогда " Встать, суд идёт ! ", и тюрьма - твой дом, ежели ты это самое нарушение допустил. Ну, и косяк на весь отряд, разумеется, вплоть до последнего солдатика на свинарнике.
- Смотри, Сэмэн ! - заорал я и ткнул пальцем в направлении катера.
Сэмэн прищурился, весь как-то подобрался и посерьёзнел.
- "Нюх ", это ж , б...., п.......ц ! Мы ж нарушение предотвратили, это ж, как минимум, медаль " За ГГ " ( За охрану государственной границы ), а то и орден ! Это ж, Серый, лафа какая под дембель ! - заорал он мне прямо над ухом.
- Сэмэн, где мы его задержали, он же идёт !!! А если вообще уйдёт, нас же с тобой посадят !!! - добавил я здорового негатива в его панегирик.
- Да, блин, и идёт быстро... А чё ты сопли жуёшь,а ? - не унимался он.
- А чё мне делать ? Вплавь до него или Лорда пустить ? Так он и остановился...
- У тебя ж СПШ с собой ! Стреляй по сигналу " Прорыв из тыла ? ", он же должен отреагировать ?
- А если не отреагирует, если он вообще на таком расстоянии не увидит ?
- Ты меньше думай, ты стреляй давай ! - плясал он вокруг меня, как индеец.
- А ты, Сэмэн, поднимись на дюну и по рации сообщи на заставу ! -сказал я, заряжая ракетницу.
- Да я сейчас, мигом ! - побежал к дюне Сэмэн.
" БАХ "! Глухо хлопнула ракетница и по небу пронеслась белая ракета, " БАХ " ! - следом за ней зелёная.И на какой - то момент цель как будто зависла на волнах, перестала двигаться и застыла,  как будто в замешательстве. По крайней мере, поняли, что их заметили, подумал я.
Но радость была преждевременной, через пару минут цель двинулась дальше, и я с ужасом увидел, что она изменила направление и взяла курс на нейтральные воды !!! Понятное дело, что я жахнул ещё раз, и опять цель сначала встала, а через какое - то время опять пошла.
С дюны прибежал взмыленный Сэмэн, на ходу крича :
- Ё.....твою , б..... !!!! Чтоб у тебя все транзисторы сгорели, железо !
- Чё у тебя, Сэмэн ? - увидев, что цель опять пошла, я продублировал сигнал прорыва из нашего тыла.
- Серый, не берёт эта сволочь тут, ты ж знаешь, это мёртвая зона ! 
- Я тоже уже все белые и зелёные расстрелял !
- Да похрен, стреляй красными, был бы толк ! Серый, я побежал на пост, " Цель - море !" даём ?
Это был непростой вопрос. Дать в эфире сигнал " Цель - море ! " это значило взять на себя ответственность за дальнейшие действия ПВ, как наших, так и морчастей погранвойск. Другими словами - идёт прорыв из нашего тыла, все сюда ! Заваруха могла получиться нехилая, особенно если учитывать близость сопредельной стороны. Поэтому могли задействовать самые глобальные средства, вся граница поднимается " В ружьё " ! Да, момент стрёмный, ответственность огромная. С другой стороны - не дашь " Цель - море ! ", а кто- то за кордон уйдёт -  посадят, как бог свят. Доложил - стало быть, перестраховался и задницу свою прикрыл.
- Даём, Сэмэн, " Цель - море !" - с ноткой торжественности выдохнул я.
- Всё, " нюх ", я - пулей ! Дырку сверли под орден, отвечаю ! - весело выкрикнул он и убежал обратно, в направлении Лесного.Ну, а я расстрелял оставшиеся четыре красные ракеты и сел на камушек ждать у моря погоды. Лорд завалился в тень от камня и захрапел, всем своим видом являя безразличие к нарисовавшейся проблеме.
Между тем цель вела себя странно - то начинала ускоренно двигаться от берега, то плыла какое - то время вдоль него, а затем останавливалась. Было очень сложно понять такие действия, поскольку в них не было ни какой-либо системы, ни на йоту рациональности. Но делать было нечего, и я сидел и терпеливо ждал.
Через минут пятнадцать прибежал взмыленный и запыхавшийся Семеновский .
- Всё, Серёга, сигнал подал, на заставу сообщил, всё честь по чести. Сидим, курим ! - сказал он и завалился прямо на песок.
То, что произошло через несколько минут, не поддаётся никакому описанию. До сих пор от воспоминаний о том батальном полотне у меня свербит где - то пониже спины.
На участок, коптя небо трубами, на полном ходу вышли сразу три ( !!!!! ) ПСКРа ( пограничный сторожевой корабль ), один отрезал цели дорогу к выходу из территориальных вод, а два других брали её в клещи с флангов. Корабли шли резво, отстреливая на ходу цветные ракеты,- нее, красиво, чёрт возьми, и мощно ! А в разгар праздника из-за дюн вылетел вертолёт и стал кружиться над районом.Ну, и как апофеоз, с ближайшей дюны стали спускаться на берег и бежать в нашем направлении пацаны с нашей заставы, это была тревожная группа. Значит, где- то уже на нашей и на соседних заставах выставили заслоны, секреты, на дорогах началась тотальная проверка документов. Представляете себе глобальность действа ? А кто, собственно, привёл в действие всю эту махину, заставил совершать хитроумные манёвры все эти воинские массы, запустил громадный маховик реальной охраны границы ? Маленький человек, нет - два маленьких человека, вид наряда дозор на линейной заставе.
И тебя реально распирает гордость не только от чувства собственной значимости, но и от чувства гордости за свою родину - смотрите, можем !!!
А на пляже повставал народ, открыв рты, да так и замер - ещё бы, такое зрелище не каждый день увидишь ! Многие вообще не увидят, или только в военно - патриотическом кино. Во как...
Прапор Ушаков споро подбежал к нам первым и со словами " Молодцы, парни ! " стащил с плеча бинокль ( ну, тревожной группе бинокль, понятное дело, дали! ) и стал рассматривать цель, мы же смотрели феерическое зрелище кораблей, ложащихся на боевой курс.
- Твою ж ты......мать !!! - процедил Ушаков.
- Что там, товарищ прапорщик ? - нервно спросил я , потому как по нему было видно, что что-то пошло не так.
- На, смотри на свою цель, чтоб тебе... ! - и ткнул мне в руки бинокль, а сам полез за сигаретами.
Я навёл резкость и поймал цель в фокус. Точно, твою ж ты ...... мать ! По волнам вдоль берега мотался туда - сюда здоровенный буй, влекомый прибрежным течением. Скорее всего, оторвался где - то с цепи, может, в Швеции, а может, и ещё где подальше, вот такая вот петрушка получилась! А подвиг наш оказался пшиком чистейшей воды, если не сказать хуже - сами прикиньте, три ПСКРа, вертолёт, куча народа вывезена на боевые позиции, это ж сколько топлива только пожгли впустую ! И получается, что за подвиг этот я, как старший пограннаряда, несу персональную ответственность ! Как говорится, хоть стой, хоть падай...
- Что ж теперь будет, товарищ прапорщик, а ? - тоскливо спросил я.
- Что будет... Не знаю я, что будет... Ну, не расстреляют же тебя ! Может, командир суток трое объявит, для профилактики ! - философски так раскинул Ушаков.
Ну да, нормальное дело, мне же не дали бинокля на службу и меня же выставят виноватым за его неиспользование ! Пока я думал да гадал, на кораблях начали происходить какие - то действия.
ПСКРы замерли, словно в некоем замешательстве, потом у ближнего начала двигаться носовая пушка ( точнее, крупнокалиберный скорострельный пулемёт ) , он на какое - то время замер, а потом влупил по бую длинную очередь. Звука выстрелов мы почти не слышали, зато разлетающиеся гильзы видели абсолютно отчётливо. Затем все три корабля развернулись и гордо отчалили, каждый в своём направлении. Мне даже показалось, что дым из их труб складывался в некие, неприятные лично для меня фразы, они уходили высокомерно и презрительно.
А мы потащились в Лесной, потому что туда подъехали машины. И тут произошло ещё одно чудо - когда мы проходили по пляжу, отдыхающий народ, как один, стал подниматься и... аплодировать ! Представляете, люди аплодировали нам стоя, как каким- нибудь звёздам эстрады, и это было чертовски приятно, ведь они говорили разные хорошие и добрые слова, и мы осознавали в этот момент одну простую вещь - мы тут не зря !!!
К нам подбежала стайка девчонок нашего же возраста, явно с турбазы, и одна из них спросила :
 - Ребята, а у вас тут что, учения ?
Мне даже отвечать не хотелось, за меня ответил Сэмэн, как -то слишком серьёзно для себя :
- Да, учения по взаимодействию между погранвойсками и морчастями погранвойск. Сами видели, учебного нарушителя поймали и уничтожили !
- Видели, так здорово было, как в кино. Ребята, спасибо вам за службу, серьёзно, приятно знать, что так границу охраняют ! - и расцвела в улыбке.
Ну да, спасибо за службу. Знала бы ты, как мы, на самом деле, накосячили. Непреднамеренно, конечно, но нашего подвига это отнюдь не умаляет. На заставу ехали в состоянии средней подавленности, пятая точка ощущала скорую беду в виде майора Иванова.
И точно, как только приехали, прозвучала команда " Застава, строиться на плацу в полном составе ! ". Сэмэн успел прошептать мне в ухо " Интересно, сколько командир за такой кипиш суток накинет ? небось, на гарнизонной будем сидеть...". Ну, да чего гадать, сейчас всё узнаем. Вышли все офицеры - прапорщики и Иванов в кителе и фуражке, что означало в высочайшей степени торжественность момента.
" Значит, суток 10 от имени командира отряда !" - успел подумать я и уже прозвучало :
- Младший сержант Цыба ! 
- Я !
- Рядовой Семеновский !
- Я !
- Выйти из строя !
- Есть ! - одновременно отчеканили мы и повернулись лицом к командиру.
- За бдительное несение службы, а также за грамотные и решительные действия в боевой обстановке от лица командования отряда и от себя лично объявляю вам благодарность ! - проорал он изо всех сил .
- Служим Советскому Союзу ! - проорали мы в ответ. И встали в строй.
Вот так, как ни странно, хорошо закончилась эта история. Понятное дело, что за такое геройство можно было не наградить, а посадить, но тогда бы началось разбирательство, почему бойцы повели себя так странно, и вскрылась бы вся эта история с биноклями. Так что майор Иванов ещё раз доказал, что не зря руководит заставой, как в песне поётся " календарь прикроет этот лист ", так и он себе прикрыл ж.... ну, чего надо, то и прикрыл. А мы получили благодарность вместо ожидаемых суток,- что, согласитесь, тоже неплохо.
И только в радиоэфире при сеансах связи с судами морчастей ПВ ещё несколько недель раздавалась отборная военно - морская ругань в адрес пограничников с " Бромистого ". С другой стороны - а нефиг, ибо боеготовность и учений по взаимодействию никто не отменял.
                                                 Что- то к чаю.
Как -то раз забирал нас старшина на УАЗике после наряда - дозор и смену с радиолокационного поста. Я уж и не припомню, что мы такого хорошего сделали нашему старшине, только он после наряда смилостивился и сказал :
- Ну, раз с дисциплиной у нас так хорошо, и вообще, как я посмотрю, стараетесь, можете выбрать себе форму поощрения. В рамках приличий и дозволенного, разумеется. И, конечно, в рамках компетенции старшины.
Мы переглянулись. Да, ни фига не золотая рыбка, так чего у него можно попросить, а ? В баню и так ходим, камуфляжи новые ? Так он их хрен даст, хоть и положено два на год, но во вторых комплектах всё гражданское население Рыбачьего рассекает. Понятное дело, не за так. 
- Может, в магазин попросим заехать, в Лесном который ? - предположил Вадик Кусков, мой младший пограннаряда, а по штатной должности - водитель и тракторист.
- Ну да, а чего ещё у него попросить ! - согласились ребята.
- Товарищ прапорщик ! Ребята предложили в магазин в Лесном заехать ! - высказал я народные чаяния.
- В магазин, в Лесном ? А что вы там хотели купить ? - задал он резонный вопрос.
- Да так, чё- то к чаю ! - удовлетворил я его любопытство.
- К чаю ? В Лесном ?? Ну, давайте заедем, тем более, что по пути, - и нехорошо как-то усмехнулся. 
Мне сразу показалось, что с нашей затеей что-то не так, уж больно у прапора реакция была странной. Но переигрывать ничего смысла не было, и через несколько минут мы подкатили к храму коммерции в посёлке Лесной.
Похожий магазин из силикатного кирпича с двускатной, покрытой шифером крышей был в деревне Лесицко, где жила моя бабушка, в Псковской области. Кулинарными роскошествами, понятное дело, там и не пахло, но заморить червячка непритязательным служивым, по нашему общему мнению, было, чем.
Я открыл скрипучую дверь и вошёл в предбанник, сквозь пыльные стёкла которого просматривалось нутро магазина. И вот через эти самые стёкла было отчётливо видно, что кормового изобилия там не наблюдается. Но мне в спину напирали другие страждущие, и потому мне ничего не оставалось, как открыть вторую, не менее скрипучую дверь и войти , непосредственно, в святая святых, которая именуется торговым залом.
На камуфлированных пришельцев, обременённых автоматическим нарезным оружием, воззрилась продавщица, матрёна неопределённого возраста, облачённая в когда-то белый халат и подобие то-ли кокошника, то- ли какого-то диковинного головного убора из марли. 
Поскольку тишина стала неловкой, я для чего-то переложил автомат из руки в руку и сказал банальное " Здравствуйте !".
Тётка привстала за прилавком , с нескрываемым удивлением воззрилась на нас и сказала :
- Здрасьте ! Вам чего, мальчики ?
И вот тут, несколько осмотревшись в слабо освещённом помещении после улицы, я обшарил взглядом прилавки и полки, и понял всё сразу : и замешательство прапора, и всю глубину и остроту темы, поднятой продавщицей.
На полках и прилавках, всюду, сколько хватало глаз, пылился, возлежал, можно сказать, царствовал только один продукт - " Салат из морской капусты дальневосточный " в 250- граммовых банках, приятного для глаза пограничника зелёного цвета.
Судя по тому, как художественно располагался сей диковинный продукт по полкам, можно было сделать вывод, что у тётки всё замечательно со временем и имеются нереализованные художественные потребности. Но, поскольку возможности позволяют реализовать творческие порывы только в определённой плоскости, то она решила вопрос с архитектурным уклоном. Из банок были сложены пирамиды и замки, высочайшей сложности фигуры и умопомрачительные орнаменты, они возлежали китайской стеной и ниспадали волнами цунами, красота увиденного завораживала бы... Если бы не одно маленькое " но "...
Я с удовольствием потратил бы и гораздо больше времени на осмотр экспозиции, будучи лицом гражданским, которое само решает, сколько времени ему и на что потратить, это во-первых. Ну, и во - вторых : голодный после наряда желудок взывал к пирам римских патрициев, вечеринкам в стиле Лукулла и великого Гетсби, а не к созерцанию арт- объектов ! И поэтому я, ничтоже сумняшеся, как-то тихо и невнятно пробормотал, понимая всю абсурдность своих притязаний :
- Да нам это... Ну, что - нибудь к чаю...
- Что-нибудь к чаю ??? - переспросила продавщица и зачем - то ещё раз оглядела полки.
На полках, что называется, ни убавилось, ни прибавилось, там продолжала давить на глаз и мозг покупателя морская капуста, она же - очень ценная для организма водоросль ламинария, богатая витаминами и микроэлементами. Но, вот беда, абсолютно непригодная для потребления с чаем ! Армейский желудок, конечно, вещь многофункциональная, но такого ассорти даже он бы не выдержал. Поэтому мы потихоньку стали задом пятиться в направлении выхода, как в этот момент продавщица сделала жест дланью, который был достоин Екатерины Великой, и властно сказала : 
- Стойте ! Сейчас, посмотрю, где-то тут у меня лежало... - и с этими словами полезла под прилавок.
Мы, на какое- то время, тормознули и стали смотреть, как она там лазит, гремя какими- то железяками и подымая облака пыли, лежавшей, судя по всему, ещё с тех времён, когда старик Кант ещё не был памятником. Покопавшись, она с кряхтением извлекла из закромов, по видимому, тяжёлый деревянный ящик, и бахнула им о прилавок так, что дрогнул весь магазин. После чего покопалась ещё немного, выудила из прилавочных недр фомку, которой умело сковырнула одну из досок, отогнула край вощёной бумаги, заглянула внутрь и, пригласив нас жестом к осмотру, промолвила :
- Вот ! - и посмотрела взлядом, опять таки, достойным императрицы.
- Что " Вот ! " ? - переспросил я голосом не пьяного, а просто ошалевшего Жени Лукашина.
- Ну, так вы ж сами сказали  " Нам нужно что-то к чаю ! " . Вот вам к чаю !
- А что это ? - спросил кто-то из парней, и мы притиснулись поближе.
- Как это что ? СУХАРИ !!!! - победоносно воскликнула тётенька и почему - то подмигнула.
Я заглянул внутрь ящика. Там, действительно, лежали сухари, напоминавшие нечто ископаемое археологического свойства. Сей продукт, к примеру, могли оставить войска Бонапарта, в спешке уходящие по Смоленскому тракту, или служивые третьего рейха, которые бросали на дороге картины из галерей и дворцов, а не то, что съестные припасы. Продукт был вневременным и не имеющим никаких сроков хранения, он мог пережить ещё одну гибель Помпеи и осаду Севастополя, он был вечным, как египетские  пирамиды и свет Млечного пути..
Но вот беда - эти ископаемые останки не вызывали никаких безусловных рефлексов, связанных с пищеварением. Один смельчак даже взял из ящика обломок кораблекрушения и многозначительно постучал им по прилавку. Звук и рождённое им эхо ещё более убедили нас в непригодности употребления данного продукта перорально.
- Так они ж тут сто лет лежат ! Мы такими сухарями все зубы поломаем ! - сказал вечно голодный сержант Макушкин.
Тётка посмотрела на нас, как на малахольных, снисходительно хмыкнула и выдала следующее :
-Вы ж сами сказали " К чаю ! ". А в чайке горячем такой сухарик размочишь, и самое оно, солдатики. Ну, брать будете?- а то ведь, всё одно, другого ничего нет. Ну, кроме морской капусты ...
Это мы уже как-то догадались, Вы уж простите. Мы разом, не сговариваясь, переглянулись между собой, и я сказал, за всех :
- Большое Вам спасибо за беспокойство, но в другой раз...
- Ну, в другой, так в другой. Заходите, мальчики ! - и упала, в полнейшем изнеможении от избыточных телодвижений, на свой боевой пост за прилавком, потеряв к потенциальному покупателю всякий дальнейший интерес...
А мне, почему - то, абсолютно не к месту, впомнился другой поход в магазин. Две недели назад мы ездили на пятую заставу, в литовскую Ниду, по каким -то пограничным делам. А после мы зашли в продуктовый, там же, в Ниде. Нет, капиталистическим изобилием там и не пахло, это вам не сейчас ! Но всё было просто и со вкусом : пара - тройка сортов колбасы, включая копчёную, столько же - сыра, всякие конфетки - печенюшки, молочные продукты, среди которых особняком для служилого люда стояли два сорта СГУЩЁНКИ !!!!! - хошь - с сахаром, хошь - без.
Поэтому когда, чуть позже, литовцы плакали про свою суровую жизнь, хотелось их пригласить массово на небольшой экскурс в Зазеркалье ,- всего сорок минут от Ниды по извилистой косе, и - почувствуйте разницу, дамы и господа !
А теперь мне, как и вам, ананасы какие - то кислые, картошку хочется покруглее, а хамон - похамонистее. И пива всего сотня сортов, а не две сотни, как хотелось бы, и коньяка " Шато де Монтифо ", дабы подчеркнуть собственную элитарность, нет в магазинчике возле дома...
А мораль сей басни такова : не забывай своё прошлое, история - штука цикличная....
                                                                                                           ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...

 

Реклама
www.ZOOnet.lv
Популярное
наверх!
Яндекс.Погода
Траст cocktail.lv Настоящий ПР cocktail.lv